Современные социально-философские реалии

Философское исследование исправления девиантной личности не может быть полным без социально-философского определения социальных реалий современного отечественного социума – системы координат, которые в принципе делают исправления и обусловливают степень его успешности. Как видно из изложенного в предыдущем разделе, определяя состояние этих координат мы прежде всего должны учитывать наличие, а также степень развития специфических государственных институтов, религиозных формаций, а также структур гражданского общества, которые по цели своей деятельности декларируют укоренения в обществе и, в частности в сознания девиантного личности императивный характер нравственных отношений.

По мнению современных отечественных философов, которые занимаются исследованием гражданского общества, сегодня это звено социума в Украине находится в состоянии зарождения. Это объясняется ими, в частности, длительным временем господства и потому глубокой степенью интериоризации в общественном сознании идеологии, не поощряла развитие личностной свободы, ответственности и духовности [146]. Зато том, как отмечают исследователи, эта идеология, в частности, утверждала в менталитете идею необходимости подчинения власти, веры в ее могущества и чудодейственные возможности государства, слабости отдельной личности (собственно, индивида) как субъекта социального действия [146]. Тем самым длительное господство в Украине советской идеологии стало причиной такого тоталитарного сознания, которая обусловливает сегодняшнюю астении социальной активности граждан, пассивность и скепсис их о возможности создания гражданского общества, которое было бы в спромози активно влиять на властные государственные звена.

Такое нежелание граждан проявлять собственную инициативу, выходить за пределы государственного вмешательства и контроля и самым выступать в качестве активных субъектов социального влияния сегодня приводит к чрезвычайной слабости обратной связи в современном отечественном социуме что показывает достаточно невысокую степень его развития как системы. В свою очередь, отсутствие гражданского влияния на государство (обратного влияния) объясняет слабую заинтересованность государственных звеньев в создании для каждого отдельного лица приемлемых условий существования, в которых бы она была в спромози удовлетворять собственные потребности, находясь в сфере свободы, права, которая определяется императивом нравственности .

Из приведенного, а также принимая во внимание изложенное в предыдущих разделах, закономерно следует, что слабость отечественного гражданского общества совместно с негибкой и слабо заинтересованным в благополучии собственных граждан государством, выступают в качестве главных факторов, обуславливающих и объясняют рост преступности в нашей стране.

Из вышеизложенного также закономерно следует, что сегодня в отечественном социуме на фоне общего упадка гражданского общества является исключительно слабыми, тем более, такие специфические его структуры, которые были бы заинтересованы в побуждении девиантного личности к исправлению, то есть к признанию ею императивный характер нравственности и, более того, могли бы активно влиять на этот процесс.

Что касается второго исключительно важное для осуществления философски обоснованной цели наказания института – религии, то, как отмечают исследователи, на сегодняшний день для Украины характерна его определенная поликонфесийнисть. Иными словами, наряду с традиционными христианскими православными и католическими, значительное распространение получают протестантские, в частности, баптистские, а также разнообразные нетрадиционные церкви, а также, что является безусловно опасным – религиозные секты в том числе агрессивные и антихристианские, которые охватывают своим влиянием широкие слои населения . В контексте этого отметим, что одной из причин их распространения и опасности есть современные социально-экономические и духовные реалии отечественного социума, представляют собой почву для далеких от традиционных и, как правило безнравственных верований и религиозных культов, которые провоцируют девиантнисть, внося свою лепту в недостатки нравственного разложения граждан государства и, особенно, молодежи.

Вместе с этим в контексте исправительного воздействия существования и современное распространение традиционных и близких к ним по направлению религиозных конфессий может быть признано как полезное – как отмечалось выше, они имеют широкий арсенал специфических и влиятельных методов на нравственной сфере личности и декларируют именно исправления одной из главных целей . Однако мы акцентируем внимание на том, что важным звеном пенитенциарной формации перманентно существующие религиозные институты станут лишь тогда, когда они будут активно взаимодействовать с государственными правовыми звеньями и образуют в своем составе специальные подструктуры. Только соблюдение этого условия позволит доступ социального регулятора религии к личности, находящейся в уголовных учреждениях, а также производительный исправительное воздействие на нее.

На основе современных исследований мы можем видеть, что сегодняшнее состояние взаимодействия религиозных и правовых институтов, который имеет целью восстановление нравственности девиантного личности, может быть расценен как недостаточно развит. Исследователи и практики также справедливо свидетельствуют о практическом отсутствии регламентации такого сотрудничества, в результате чего она проводится эпизодически, бессистемно и имеет характер узкорегиональных экспериментов, а не общегосударственной исправительной практики [34, 112].

Что касается третьей социально-философской координаты – государственных институтов и служб, которые, вместе с религией и обществом, имеют обусловливать возможность и способствовать успешности исправления нравственной сферы девиантного личности, то мы можем свидетельствовать об их слабости и катастрофической недостаточность. Сегодняшние формально существующие в исправительных учреждениях государственные образовательные и культурно-просветительские службы и организации являются слабыми или отсутствующими. При этом в случае наличия такие организации полностью подчиненными формальным целям правовых институтов – именно поэтому они не способны осуществлять серьезный исправительное воздействие на личность. Практиками также отмечается практическое отсутствие квалифицированных специалистов по гуманитарным отраслей науки, которые, исходя из методологии, содержания и формы исправления, должны заниматься комплексным воздействием на личность, которая обнаружила девиантное поведение.

Дополнительно отметим, что отсутствовали в отечественном обществе также механизмы, которые должны обеспечивать устойчивое развитие и взаимовлияние современной уголовной системы и общества, общественного мнения – в частности специальные “пенитенциарные” масс-медиа, важность которых мы говорили в предыдущем разделе работы.

Так что мы видим, что социально-философские координаты – гражданское общество и государственные исправительные структуры находятся на начальных ступенях развития, а влияние религии на личность и ее нравственным сферу искусственно ограниченным. Иными словами, в Украине на сегодня являются слабыми предпосылки возникновения философски обоснованной совершенной формы наказания (пенитенциарной системы), которая была бы в спромози отражать философски определенном содержанию наказания. Девиантное личность в современных российских условиях подпадает лишь под действие части формального правового воздействия, а не комплексного и справедливого побуждение к исправлению.

Следует отметить, что изложенное выше подтверждается нашими собственными исследованиями динамики некоторых нравственных качеств личности современных граждан, находящихся в уголовных учреждениях Украины.

Эти исследования показали, что личность, которая сегодня находится в отечественных уголовных учреждениях, в общем слабо признает авторитетность норм Общественной морали – то есть продолжает быть качественно девиантным. При этом наглядно прослеживается отрицательная динамика отношения личности к нравственным и, в частности, христианских нормативов – до непризнания их как таковых [29]. Иными словами, со временем пребывания в учреждениях девиантное личность все больше отчуждается от социально-приемлемых нравственным нормам поведения, ценностных ориентаций и мотивов деятельности и, как следствие – от самого общества. Это отчуждение усиливается также вследствие формирования внутри слоев осужденных граждан псевдокультуры с преступной и антисоциальной псевдоморальнистю и псевдокультурой, что также подтверждается нашими исследованиями.

Негативным следствием вышеизложенных причин стало типичное возникновения в девиантного личности, находящейся в современных правовых учреждениях, системы самовиправдовувальних смысловых образований (мотивов), которые направлены на непризнание вины перед обществом и подтверждают слабое развитие нравственности. Распространенность этих когнитивных образований среди граждан, которые находятся в уголовных учреждениях Украины растет со сроком пребывания в них – и, как типичное последствие, в конце срока девиантное личность является носителем дополнительно целого комплекса таких смысловых образований, которые еще больше отчуждают ее от нравственных норм.

При исследовании также отмечено, что девиантное личность имеет в целом деформированную, материально-утилитарно одностороннюю, примитивизированного и искаженную потребностно-ценностную сферу, в которой доминирующее значение нуждаются физиологического и материального качества. Это закономерно сказывается на трудностях усвоения им нравственным ценностям. Распространены также квазипотребы – искусственные и неестественные поезда, которые также негативно сказываются на успеваемости исправления [28, 29].

В свою очередь зрелые волевые качества личности, находящейся в уголовных отечественных учреждениях недостаточно развитыми, что также свидетельствует о слабой ее способность соблюдать желаемых нравственным нормам. При этом качественной стороной деятельности личности является тревожная, афектино-эмоциональная, спонтанная и необдуманные установка [28].

Что касается субъективного отношения личности к пребыванию в современных уголовных учреждениях, то мы определили, что подавляющее количество граждан считает его неприемлемым и даже вредным с точки зрения исправления собственных нравственных качеств. Подобные общественного мнения высказывают также служащие отечественных уголовных учреждений, для достижения исправления не считают нужным продолжалось изолировать личность и создавать для нее жестокие условия существования.

Подытоживая изложенный выше рассмотрение и анализ социально-философских реалий отечественных исправительных процессов позволяет нам утверждать о количественной недостаточность социальных предпосылок для появления в Украине качественно новой социальной реальности, специфической сложноорганизованной формации, цель которой заключается в исправлении нравственным качествам личности, обнаружила девиантное поведение, а содержание – в соответствующем побудительном влиянию на личность. В свою очередь это, соответственно, отражается на несостоятельности современной, почти исключительно юридической, уголовной системы достичь философски определенной цели наказания – что также подтверждается нашими исследованиями. Человек, который проявляет несвободу, аморальное поведение то неправо, практически не лишается этих негативных и не приобретает новых, нравственным качествам, и, что более важно, как правило, приобретает в современных учреждениях большого потенциала девиантности. Другими словами человек в ряде случаев может терять главные философские признаки личности – нравственность, индивидуальность, социальную полезность и положительную общественную масштабность.

Вместе с тем, современные политические и социально-экономические векторы развития отечественного социума не позволяют нам пессимистично оценивать возможность реорганизации уголовной системы в философски определенную форму бытия наказание, является выражением справедливости и нравственности. Значительное увеличение научного интереса к истокам проблемы исправления девиантного личности, а также политическое стремление нашего государства интегрироваться в европейское сообщество, которая пытается возродить забытые традиции гражданского общества, вместе с учетом на практике богатого европейского философского опыта по исправлению девиантного личности совокупно может привести к победе над устаревшими субъективными моментами нашей действительности и выхода отечественного социума на новый качественный уровень.

Подытожим изложенное во второй главе работы. Итак:

Одним из возможных вариантов внутренней формы понятие наказания (исправление), которая будет отвечать его философском содержанию является предложенная в работе методология, основанная на семи принципах социального бытия этого процесса, а именно на принципах:

– “Релаксации” – постепенности процесса реконструкции нравственным качествам личности на основе отношения к ним как высшей ценности;

– Комплексного воздействия на девиантное личность наиболее влиятельных общественных регуляторов;

– Первичной дифференциации исправления по степени недостатков нравственной сферы;

– Социальной открытости исправительной информации;

– Минимально необходимых сроков изоляции личности;

– Наличие обратной связи в системе “уголовный институт – девиантное личность”;

– Наличие взаимного в системе “уголовный институт – общественное мнение”

Посилання на основну публікацію