Новейшие исправительные конструкты польского общества

Главной целью в корне реорганизованной за период 1991 – 1993 гг. уголовной системы Польши сегодня декларируется “моральное улучшение” личности, а также сохранение достоинства и здоровья заключенных, формирование у них чувства ответственности и навыков, которые будут способствовать дальнейшей их интеграции в социум после освобождения [181, 112] – то есть цель этого института, как мы видим, фактически совпадает с философски выдающимся целью наказания-исправление.

Проведенный анализ современной польской уголовной практики показывает, в ее методологии может быть выделено семь основных принципов:

принцип так называемой “релаксации” [112], который заключается в постепенности процесса реконструкции нравственным качествам девиантного личности на основе отношения к ней и изменений ее нравственной сферы как высшей ценности;

принцип комплексного воздействия на девиантное личность;

принцип первичной дифференциации наказания по степени вины;

принцип социальной открытости уголовной системы;

принцип минимально необходимых сроков изоляции девиантного личности от социума;

принцип обратной связи “уголовный институт – девиантное личность”;

принцип взаимовлияния “уголовный институт – общество”.

Рассмотрим эти принципы, а также методы внедрения с позиций социально-философского анализа.

Первичная дифференциация наказания в Польше обеспечивается функционированием трех видов уголовных учреждений: открытого, полуоткрытого и закрытого – согласно степени изолированности девиантного личности от социума. Это позволяет индивидуализировать наказание адекватно степени общественной опасности девиантного личности и относиться к ней в соответствии с нравственным императивом справедливости. Суд при распределении граждан по типу учреждения учитывает степень асоциальности совершенного поступка, а также состояние здоровья, пол и возраст каждого лица.

Принцип релаксации предусматривает поэтапное (“step by step”) исправление нравственным, а также волевых качеств девиантного личности в условиях отношение к ним как к высшим ценностям.

Важно то, что в каждом из трех указанных выше видов учреждений, в свою очередь, существует три вида режима: легкий, Полулегкий и обычный. При этом переход на смягченный вид режима и даже перевод в учреждение более мягкого типа разрешается и желательно для личности – то есть дополнительно стимулирует развитие нравственности и свободы.

Такая гибкая организация среды является выражением справедливого отношения к человеку. Она, с одной стороны, позволяет руководству учреждений вовремя заметить и дополнительно стимулировать процесс исправления, а с другой – обеспечивает для девиантного личности постоянное и осознанное тренировки собственных нравственных и волевых качеств личности, сознательное корректировки собственного поведения и положительную стимуляцию приемлемых общественной моралью форм деятельности. При этом отношение к личности, совершившего преступление отмечается доброжелательностью и исключает лишние жесткие ограничения при общении с персоналом учреждений. Таким образом, мы видим, что уголовное формация Польши рассматривает личность как динамическую систему – в соответствии с ее классического философского толкования, которое мы привели выше.

Необходимость осуществления комплексного воздействия на личность, как мы видим из 1.2., Отмечали некоторые мыслители эпохи Возрождения и философы-просветители. Это влияние обеспечивается деятельностью как государственных, так и широкого спектра негосударственных специфических структур – союзов, ассоциаций, общественных и религиозных организаций, с которыми администрация государственных учреждений обязана сотрудничать. Такие организации, составляют так называемый “третий сектор” – часть достаточно развитого в Польше гражданского общества – совокупности негосударственных учреждений, которые в целом занимаются поддержанием в социуме справедливости, свободы, соблюдением норм права и морали к каждому человеку. Примерами их могут быть, в частности, Национальная пенитенциарная ассоциация “Патронат”, филиала международных организаций Penal Reform International, Хельсинкский Комитет т.д. [176].

Негосударственные организации направляют в исправительные учреждения собственных кураторов спектр прав которых чрезвычайно широк – он включает, в частности, право предоставления рекомендаций руководству учреждений и право контроля за соблюдением принятых рекомендаций [30]. Кандидатуры и деятельность таких кураторов согласована с государственным аппаратом – в частности, с руководством Центрального Управления исправительных учреждений Польши.

Применительно к государственного вклада в процесс побуждения личного признания и усвоения императивный характер нравственности, то он является составной комплексного воздействия на девиантное личность. В уголовных учреждениях она находится под постоянным, разносторонним и интенсивным воздействием специальных государственных служащих, а именно: воспитателей, педагогов, психологов, инструкторов спорта и социальных работников.

Среди наиболее действенных методов воздействия на нравственные качества личности, которые практикуются в Польше, следует также назвать тематический просмотр видеофильмов, телепередач, прослушивания радиопрограмм, тренинги социально желательного поведения, культурно-просветительские мероприятия, общение с представителями общественных, а также религиозных организаций. Важно отметить, что следующим важным механизмом комплексного воздействия на сознание является обязательный труд осужденных, которая является дополнительным фактором стимуляции свободы, причем труд материально поощряется с минимумом вычетов. К таким механизмам следует отнести также возможность получения осужденными начального, а также профессионального образования, во время досуга им разрешается посещать читальные комнаты, комнаты психологической разгрузки, спортивные залы, площадки, причем в учреждениях широко практикуется проведение общих для осужденных и персонала спортивных соревнований [176] .

Как видим, принцип комплексного воздействия на аморальное девиантное личность является одним из особенно важных в польской пенологичнои методологии, вполне оправдано с философской точки зрения. Ее анализ показывает, что реализуя указанный принцип, уголовный институт стремится не столько изолировать девиантное личность – это формальное действие не является стратегической целью наказания, сколько и учесть ее социальную сущность. Это сказывается на стремлении к максимально возможной открытости личности для влияния тех звеньев окружающего социума, которые являются носителями исправительного потенциала.

Постоянный разностороннее влияние государства и общества на социальную составляющую девиантного личности, как свидетельствует польский практика, в значительной степени позволяет исключить дальнейшее отчуждение, деградацию, криминализацию, социальную дезадаптованисть и маргинализацию. Как отмечают исследователи, это влияние является исключительно важным также для предотвращения тиражированию асоциального и аморального псевдокультуры среди лиц, находящихся в уголовных учреждениях [112]. Отметим, что с точки зрения диалектики, комплексное воздействие на личность должен толковаться как накопление количественного потенциала побудительного исправительного воздействия, что неизбежно приводит к качественным изменениям в девиантному личности.

Следующий принцип, который был нами определен как “принцип открытости” польской уголовной формации, обеспечивается механизмами сохранения полезных социальных связей личности с близкими людьми, семьей, религиозными конфессиями, а также беспрепятственной работой негосударственных организаций пенитенциарного профиля, которым предоставляется право контроля за деятельностью пенитенциарных учреждений.

Положительные социальные связи сохраняются путем неограниченного переписки, телефонных разговоров, увеличенным (по сравнению с предыдущей исправительно-трудовой системе) числом свиданий с близким людьми, в том числе интимных. Важно отметить, что в польской практике наказания внедрены новейшие льготные виды социальных контактов – отпуска для осужденных, возможность получения которых является мощным стимулом для исправления волевых и нравственных качеств личности.

Кроме этого важно то, что польский институт наказания-исправление является гибкой и сложноорганизованного системой, которая на практике использует принцип обратной связи между уголовным институтом и девиантным личностью, подлежащей исправлению.

Для этого администрация учреждений обеспечивает постоянное поступление информации от респондента исправительного воздействия. Это поступления осуществляется путем регулярного (ежеквартального) анонимного анкетного опроса. Информация, полученная от личности-адресанта исправительного воздействия, позволяя руководству учреждений диагностировать и учитывать в работе состояние их исправления, а также их общественного мнения, настроения, пожелания, наличие жалоб и тому подобное. Кроме этого, механизмом внедрения этого принципа является так называемый институт Омбуцмена – государственного уполномоченного по правам человека. В его компетенцию входит, в частности, рассмотрение жалоб и предложений, а также принятие широкого спектра соответствующих мероприятий.

При рассмотрении и социально-философском анализу методологии польского уголовного института было также установлено, что для осуществления обоснованной выше цели наказания чрезвычайно важным является применение принципа, который был определен как “принцип целенаправленного взаимовлияния в системе” уголовный институт – общество “. В этой” связи с этим было нами было замечено акцентирование польскими пенологамы и практиками внимания на том, что без соответствующего ускорения развития и изменения социальной общественного мнения не стоит надеяться на длительный эффект от исправительного воздействия. Ими, в частности, отмечается, что некоторые слои населения обязательно должны избавиться от многих вредных стереотипов мышления, ибо такое некритическое и жесткое отношение граждан к осужденным как к гражданам “второго сорта”, позиция об обязательном и исключительную жесткость санкций для правонарушителей, открыто репрессивное и воинственное отношение к ним неизбежно вызывает повторное социальное отчуждение и вторичную криминализацию личности, которая, как правило, выражается в рецидивах преступности [112, 188].

В связи с этим в Польше осуществляется активное влияние на общественное мнение, просветительская и разъяснительная работа среди населения. Иными словами, уголовная система в этом случае выступает субъектом воздействия на социум, что, по нашему мнению является чрезвычайно важным. Это влияние осуществляется преимущественно через средства массовой информации как государственными должностными лицами, например, Омбуцменом, так и деятелями многочисленных общественных организаций.

Изменение общественного мнения является длительным и трудным процессом, однако его положительные результаты в значительной мере гармонизируют деятельность системы “уголовное формация – социум” и, как считают практики польской пенология, обеспечивающих устойчивое и длительное исправительное воздействие на личность, которая проявляла девиантное поведение. Следует отметить, что этот процесс также сказывается на повышении престижности работы в уголовных учреждениях, чем увеличивает приток в институт опытных специалистов и потенцирует механизмы комплексного воздействия на осужденного. Он также способствует улучшению общественной нравственности, важность чего, как было сказано в первой главе работы, отмечали еще философы всех исторических этапах развития европейской цивилизации.

На основании изложенного мы можем подытожить, что в Польше в основу пенологичнои практики положено философское видение наказания, а также девиантного личности как динамической системы, объекта и субъекта социального взаимодействия. С другой стороны, сама уголовная формация также находится в постоянном чрезвычайно сложной диалектическом взаимодействии с социумом.

Посилання на основну публікацію