Сущность человеческой жизни древнеегипетской культуры

Большое место в египетской мифологии отводилось представлениям о загробной жизни. Египтяне имели своеобразные представления о потустороннем мире и потусторонний смысл человеческой жизни. Они считали, что человеческая сущность состоит из видимого, физически ощутимого радуется и с нескольких нематериальных индивидуальных субстанций, которые нельзя увидеть. Смерть, поражая тело, нарушает связь между ним и этими веществами, и для продления жизни в загробном мире необходимо восстановить нарушенную единство. Пока еще трудно точно сказать, сколько было таких субстанций (чаще ученые называют цифры 7 и 9). Больше всего сведений мы имеем об одной из них – субстанцию ​​ка. Если верить «Тексты Пирамид» (рис. 26), то египтяне имели достаточно смутное представление о ка. Они считали, что ка – это невидимый двойник человека, его точная копия, которая рождается и растет вместе с телом, а после физической смерти тела продолжает другое бесплотное жизни; что это скрытая сущность человека, на которого ожидает вечная жизнь в загробном мире. Условием вечного существования ка была забота о нем со стороны тех, кто остался в живых. Родственники покойного заботились прежде всего о сохранении тела, ведь сама возможность существования ка зависела от того, насколько сохранилось тело, двойником которого и является ка. Именно эта идея обусловила возникновение искусство мумификации и бальзамирования. Главное в “Текстах пирамид” – это

отражение намерения смертного человека стать бессмертной, наивная вера ее в возможность преодолеть смерть и отождествить себя с бессмертными богами. Магически религиозное содержание “Текстов пирамид” отражает стремление человека к бессмертию, подкрепленное всеми известными ей средствами религии и магии. Кроме сохранения физического тела египтяне стремились также увековечить имя покойника.

Древние египтяне верили в магическую формулу: между предметом и его определением существует определенная взаимосвязь, а именно: слова воплощают предметы и явления (отсюда значение игры слов в историях о сотворении мира), а речь упорядочивает их. Имя воспринималось египтянами как органическая часть человеческой сущности. Они считали, что человек рождается уже с потенциально произнесенным именем, и это имя непосредственно влияет на его судьбу, на ее жизненный путь. Тайный, неразгаданное имя нужно “открыть”, поскольку именно “открытое” имя дает его владельцу возможность контролировать свое будущее. В этом контексте не случайным представляется и расцвет астрологии в Египте. Расположение звезд на небе, движение созвездий, катаклизмы, приметы воспринимаются как указания к “открытию” потенциально данного имени. Часто знатному египтянину такое имя надо скрывать от других, открывая его только узкому кругу близких людей. Количество имен, на которые могла претендовать человек, определялась ее место в общественной иерархии. Фараоны имели до десятка и более имен, в том числе и божественное имя “Ра”.

Это подчеркивает в книге “Египетская религия. Египетская магия” Уоллис Бадж: “Египтяне, как и другие народы Востока, очень большое значение придавали знанию имени. И живым, и умершим было необходимо знать, как принимать и вспоминать имена, наделенные магической силой. Считалось, что, когда человек, обращаясь к богу или демона, называет его по имени, тот обязан ответить и осуществить все, что она пожелает. Зная имя человека, отчаянно могло помочь ей или причинить зло. Имя могло быть проклятым, и тогда оно делало владельцу плохо, но если к нему обращали благословение или молитву по благополучия, приносило пользу. Имя для египтян было такой же долей человеческого естества, как душа, двойник (ка) или тело, и такое восприятие достигает Издавна … “1.

Итак, по меткому наблюдению чешского египтолога Фр.Лексы, египтяне не думали, как мы, что любая вещь имеет свое имя. Они, наоборот, считали, что вещь, которая не имеет имени, просто не существует. Поэтому они оставляют имя покойника на надгробных камнях. Со временем к имени добавляются титулы и должности человека, а также списки жертвенных подарков, которые ему приносились. К этой сугубо ритуальной части надписей с целью прославления покойного постепенно добавляются многочисленные реальные или вымышленные эпизоды его жизни, и возникают так называемые автобиографические надписи вельмож (автобиографическими их называют, поскольку они писались от имени покойника). Постепенно “человеческий” компонент в надписях начинает доминировать над чисто ритуальным и появляются интересные, не лишены фантастических или религиозных элементов повествования от первого лица о жизни и деятельности выдающихся сановников. Автобиографические надписи свидетельствуют: древние египтяне уже начинают рассуждать о том, что их поведение на земле не безразлична божествам. Если в эпоху Древнего Царства, по мнению египтян, загробной жизни им гарантировали тщательное соблюдение заупокойного ритуала и всемогущая магия, то с конца суток Древнего Царства их представления одновременно с ритуалистична принципу, усугубляются за счет принципа морально-этического.

Вскрытие тела во время мумификации способствовал ознакомлению с анатомией. Были изучены функции сердца и открыто закон кровообращения. Египетские врачи проводили трансплантацию черепа, пломбировались зубы, применяли хирургические шины и тому подобное. Древнеегипетский врач был одновременно и магом. Четкой границы между медициной и религией не было. В Древнем Египте впервые появилась медицина в ее современном значении.

Таким образом, условиями, которые позволяли покойнику войти в “царство вечного покоя” были:

1. Сохранение радуется путем его мумификации.

2. Строительство “дома вечного покоя” – заупокойной сооружения, образцом которой были мастабы то пирамиды.

3. Сохранение визуального образа покойника (преимущественно осуществляется в скульптуре) и словесного образа каков его собственное имя.

4. В потустороннем мире покойнику потребуются те вещи, которыми он пользовался в течение земной жизни.

5. Право войти в “царство вечного покоя” имеют лишь те, кто за свою жизнь не совершал зла и прежде был чист перед богами. В эпоху Нового Царства распространение получает еще одна традиция: рядом с мумией умершего клали свитки с текстом магических заклинаний так называемой “Книги мертвых”. Магические формулы должны были помочь ему пройти последнее испытание. Покойник должен был предстать перед судом из 42 богов во главе которого был Осирис. Суд проходил в зале Маат – богини справедливости и истины. Начинался он с взвешивания сердца покойника на весах Справедливости, которые и должны были продемонстрировать настоящие поступки и помыслы его хозяина. В случае, когда сердце перевешивало на весах перо Маат это было плохим знаком. Злые поступки не позволяли войти в царство вечной жизни и эту душу пожирали демоны-чудовища. Светлые души получали право путешествовать но мира, общаться с богами и в вечности наслаждаться счастьем, которое бесконечно озаряла их.

Подытоживая вышеизложенное следует выделить систему жизненных ценностей древних египтян.

1. Центральной идеей в культуре древних египтян была ценность человеческой жизни которое торжествует над смертью. Для достижения этой цели строились величественные монументальные гробницы, храмы, создавались скульптуры, писались заупокойные тексты, проводились соответствующие обряды. Вся культура древних египтян была пронизана этой идеей.

2. Помочь войти в “царства вечности” человеку могли всевозможные божества, духи. Они с помощью магии могли помочь, или навредить человеку. Боги имеют сверхчеловеческую силу и является олицетворением явлений природы. Поэтому второй идеей которая определяет ценность культуры древних египтян была идея обожествления явлений природы из числа которых особое место занимало солнце. Солярный (солнечный) культ был в наибольшей почете.

3. Кроме явлений природы египтяне обожувалы и животных в которых видели своих первопредков.

4. Идея обожания фараона, признавался не только как посредник между богами и людьми, но как сын бога (воплощение Гора сына Осириса на земле), сформировала в древнем Египте его культ.

5. Идея нормы, меры, канона, определенных для людей богами как полной завершенности подчеркивает другую идею – вечного возвращения, повторяемости, а от того статичности в культуре.

Посилання на основну публікацію