Состязательный характер культуры античности

Наконец, есть и это одна черта, характеризующая античную культуру, как греческий, так и римскую. Это дух соревнования, или же агонистики. Изначально агонистического измерение культуры был подчинен священном – религиозным обрядам и мифам.
Идея равенства как общедоступности общественных благ, зависела от усилий и способностей каждого человека, безусловно, способствовала проявления стремления античного человека к соревнованию в различных формах и ракурсах. Этот аспект античной культуры заметил еще Ф.Ф. Зелинский и по этому поводу довольно метко сказал: “агонистики (у древних греков) является душой любой дела”.
Соревнования проводились между молодыми девушками, собирались в группы и водили хоровод. Соревнования устраивали между декламаторами и чтецами; привлекались как мальчики, так и взрослые, которые выполняли эпические произведения, в основном из Гомера, на праздники Апатуры и Панафиней. Были соревнования и между скульпторами, ораторами, философами. Диоген Лаэртский упоминает, что проигравшие в философском соревновании с Сократом били его и таскали за волосы. Соревновательный элемент был ощутим и в залах судебных заседаний. В древнегреческих театрах (театрон) в форме соревнования проходили спектакли, в которых соревновались несколько хоров, исполнявших лирические песни, актеры, поэты трагедий (на праздниках, посвященных богу Дионису – так называемых дионисиадах). Были и несколько странные формы, например, кто первым выпьет по сигналу бокал вина или громче всех закричит. У Геродота есть упоминание о агон, который проводился в день Фесмофорий, когда награду получала женщина, которая родила в текущем году привлекательного малыша.
Соревновательный начало было и в образовании. Спартанцы акцентировали внимание на “соревновании в доблести”. Элемент соперничества присутствовал в политике, экономике, войне и, конечно, в спорте. Первыми соревнованиями были Пифийские, что в Дельфах, затем Истмийские на Коринфе и Немейские.
Особое место принадлежало панэллинского спортивным соревнованием, проводившихся в Олимпии с VII в. до н.э. и к 389-393 pp. н.э. в честь Зевса Олимпийского. Они проводились каждые четыре года, и любые войны, Эдо шли на определенный агоном время, согласно закону, прекращались. Как известно, Греция подарила современному миру пятиборье (пентатлон), состоящее из пяти видов спорта: метание диска, метание копья, прыжков в длину, борьбы и бега на две стадии. Победителя ждала вознаграждение, кроме венка имела еще и денежную форму. Например, вознаграждение за победу в пентатлон достигала 500 денариев, в беге на длинную дистанцию ​​- 750, в борьбе – 2000, по бежал в боевом снаряжении – 500. Больше всего побед за всю историю олимпийских соревнований, как отмечает в своем труде “Европа. История” Норман Дэвис, получила Элида, что в Пелопоннесе, и Олимпия, и только 4 награды из 183 возможных получили и афиняне, возможно, потому, что Афины были “матерью искусств и красноречия”.
Древние греки считали, что победа на соревнованиях давала религиозную санкцию высоким физическим качествам человека (арете) и наделяла ее как героя властью над людьми. Каким образом объяснить эту тенденцию? Антиковедов склоняются к мнению, что сознание античного человека была в основном ориентирована на признание или непризнание того или иного поступка согражданами, которые, в свою очередь, ориентировались на строгий закон. Так формировалось чувство стыда, которое, в отличие от не слишком развитого чувства совести (когда осмысление поступка, совершившего человек, ориентируется на соответствие или несоответствие внутренней системе ценностей), определяло особенности мировоззрения античного человека.
Наконец, важную роль в культуре античности сыграл культ славы. Соревнования и проводились во славу. Жажда славы, доблести находятся в центре системы ценностей уже гомеровского эпического героя. Гектор мечтает о славе, которую сможет получить, убив своего противника, и именно потому, что потомки, когда будут смотреть на могилу врага, вспоминать именно победителя. Только в честном бою “или я ему, или он мне даст возможность похвастаться”.
Мудрый Солон высшим благом также считал “любовь к доброй славе”. Платон считал, что стремление к ней может заставить людей жертвовать собой. Аристотель в одной из своих многочисленных работ (“Никомахова этика”) признавал, что не только осуждение, но и похвала является важным регулятором социального поведения в обществе.
Чтобы получить признание, человек эпохи Античности была способна осуществить даже недостойный, противозаконный поступок. Примеров можем найти немало. Один из самых впечатляющих связан с историей Герострата, который ради славы сжег храм Артемиды в Эфесе. Не менее резонансным было и история о Алквиада, который ради той же цели отрубил хвост одной из самых красивых собак в Афинах. Желание стать известным подталкивало к критике и циничного высмеивание своего противника. Нередко это заканчивалось трагически. Язвительные высмеивание Архилоха привели к самоубийству дочерей Ликамба, как и острые и одновременно остроумные высказывания Гипонакта в адрес скульпторов Бупала и Атениса, что по той же причине свели счеты с жизнью.
Стремление к славе любыми средствами и путями сыграло важную роль в развитии риторики (как умение ясно, четко и красиво излагать свои мысли) и адвокатуры (особенно в Риме).
Характерной чертой римского агону была его практичность и видо-вищнисть. Если древний грек нередко искал славы ради самой славы (для того, чтобы прославиться), то римлянин искал выгоду и прежде всего для того, чтобы получить власть. Тем более, что, начиная с I в. н. е., все политические процессы были тесно связаны с судебными. Именно речи на судебных заседаниях принесли имя и славу Цицерону как автору произведения “О оратора”. Свои речи ораторы нередко провозглашали, ориентируясь на широкую аудиторию, и делали их доступными для публики. Прекрасно сохранились речи Демосфена и Эсхина. Довольно популярной была и публицистика. Впоследствии появились политические памфлеты, панегирики. Кто из представителей политической элиты не владел на должном уровне искусством слова, то просил об услуге друзей. Так, достоверно известно, что Гаю Юлию Цезарю панегирики писали верные ему офицеры – талантливые публицисты Авл горке и Корнелий Бальб. Шанс получить популярность среди народа честолюбивые римские граждане отвоевывали любым путем, используя даже похороны своих ближайших родственников. Примером .Может быть гладиаторские битвы с дикими животными, устроены Квинтом Галлом на похоронах собственного отца.
Гладиатор – это слово берет свое происхождение от слова “гладиус”, что переводится как “меч” и, несомненно, вошло в римской культуры как наследство от культуры этрусков (рис. 39). В культуре этрусков гладиаторской бой имел ярко выраженный религиозный характер и был связан с погребальными играми. Подтверждением может служить первоначальное название гладиаторов, ранее известных как бустуарии; название ведет свое происхождение от слова “бустум” – могила, или костер (очаг), па котором сжигали тело покойника. По старым обычаям, над гробом знатного воина приносилась кровавая жертва богам подземного царства. В основном убивали пленных или осужденных. Во время второй Пунической войны в иберийцев римляне позаимствовали меч – gladius, который в руках гладиаторов стал символом не только римских развлечений, но и непобедимости Рима.
В Риме первый бой был проведен между тремя парами гладиаторов в 264 г. до н. на городском рынке, который был хорошо известен как форум Быка, там продавали мясо. Для чествования памяти своих родителей устраивали бои гладиаторов сыновья Луция Юния Брута, Квинта Цецилия Сципиона, Корнелия Суллы.
Начиная с 105 г. до н., Бои гладиаторов в Риме были провозглашены частью публичных зрелищ. Они стали настолько популярными, что для их проведения древние римляне даже создали специальный тип помещения, известный как амфитеатр. Как писал древнеримский историк Светоний (70-140 pp.), Дошло до т.п., однажды “простонародье не выпускал из площади процессию, несущую прах старшего центуриона, до тех пор, пока силой не заставил наследников потратить больше денег на гладиаторские зрелища, чем имелось “.
К I в. н.э. бои гладиаторов постепенно превратились исключительно в зрелище, шокируя зрителей количеством участников кровавого действа. Например, по инициативе Октавиана Августа на специально подготовленной арене пара за парой вступали в поединок 600 гладиаторов. Через четыре века, после победы над Дакии, император Траян устроил праздник, продолжалось несколько месяцев, в течение которых жертвами гладиаторских побоищ стали около 10 тыс. Человек и 11 тыс. Животных. Торжественной процессией гладиаторы шли на арену через ворота Жизнь и приветствовали императора возгласами: “Ave Caesar! Morituri salutamus” (“Цезарь! Идя на смерть, поздравляем тебя»). Если во время боя на арене гладиатор падал ранен, его судьбу решал император или назначенный председатель игр. Поднятый вверх большой палец означал для него помилования, а опущен вниз – смерть, и тогда беднягу добивали. Тела проигравших извлекали мясными крюками через ворота Смерти (Н.Девис, 2001). Постепенно создавались настоящие гладиаторские школы, в которых под наблюдением тренеров гладиаторы получали специальную подготовку. Такие школы были не только в Риме, но и в Капуи, Цезарь открыл школу в Равенне.
В первые века после Рождества Христова римские развлечения были дополнены травлей христиан, тогда были в опале и преследовались за свое вероисповедание, дикими и голодными животными. Сохранилось немало подробных рассказов, вошедших также к жизнеописаний святых и мучеников першохристиянской эры, о том, как христиан жгли живьем, распинали на кресте, бросали к голодным львам или на дырявой лодке к арене, которая была заполнена водой и кишела крокодилами. Практиковали также бой рабов разъяренными быками – прообраз испанской корриды. Потребовалось больше чем полвека от события официального признания христианства для того, чтобы положить конец таким кровавым зрелищам. Это произошло только в 404 г. н. Э по требованию императора-христианина Гонория.
Таким образом, сочетание агонистического (состязательного) начала, поиска славы, демократических принципов, антропоморфизма и героизма, которые были пропитаны идеей судьбы в культуре Древней Греции, с милитаристического, зрелищным и практическим элементами в культуре Рима составляло систему ценностей античной культуры, что, в свою очередь, формировала и определяла особенности ее искусства.

Посилання на основну публікацію