Скульптура и распластаный рельеф Египта

Свое происхождение древнеегипетская скульптура ведет от погребальной маски, ее функциональное назначение ориентированное на признание скульптуры как своеобразного заменителя тела покойника в которое может вселяться душа “ка”. Именно с такой целью создавались маленькие фигурки угиебти, изображавшие служанок и слуг, как необходимых помощников хозяина в загробной жизни. Ушебти раскрашивались согласно символики цвета: мужские скульптурки имели красно-коричневый цвет, а женские блиднувато-желтый. Кроме стилизованных образов простых людей были и изображения божественного типа к которым относят изображения богов и фараонов. Постепенно сформировались два типа этих скульптурных образов: свободностоящая и сидячая скульптуры. Материалом служили камень (сланец, диорит, базальт, красный гранит), дерево и металл (в основном для инкрустации использовали медь, серебро и золото). Для скульптуры сидящего типа характерными особенностями было размещение рук, находящихся на бедрах, или есть скрещенными на груди. Ноги в основном размещаются параллельно ступням ног с четко подчеркнутой симметричностью. Фараонов преимущественно изображали с обнаженным торсом, одетым в юбку типа “плиссе”. На голове двойная корона Нижнего и Верхнего Египта, или же ритуальный платок (клафт) с символом власти, изображающая змею Уджет. Взгляд древнеегипетских статуй направлен в бесконечность. Поскольку ритуальные статуи олицетворяли двойника умершего, скульпторы стремились достичь максимального сходства с оригиналом. Впрочем, портретная достоверность в древнеегипетской культуре не является признаком осознания индивидуальной ценности человеческого бытия: выражение лица остается далеким от реальной действительности, он психологически не мотивирован. Любое изображение лица подчинено общепринятом канона, моделирует ситуацию позабуденного, вечного бытия человека, в котором граница жизни и смерти достаточно призрачной. Именно поэтому фараоны как и божества изображаются молодыми полными силы и величия. Ярким образцом скульптурного канона сидящего типа может служить скульптурное изображение фараона XVIII династии Тутмоса /, выполненного из красного гранита.

В свободностоящей скульптуре от египтян требовалось изображать человека в напряженной позе с отставленной вперед левой ногой и вытянутыми вдоль тела руками, что сжатые в кулаки. Ярким образцом скульптурного канона Виль-ностоячого типа является скульптурная группа, больше известная как “Триада царя Менкауры”. Фараона изображена в центральной части скульптурной композиции в сопровождении с богиней Хатхор и богом покровителем Седьмого ном Верхнего Египта. Не менее интересным является и деревянная скульптура эпохи Древнего Царства, изображающая жреца Каапера, но больше известна под названием “Сельский староста”.

Мы знаем, что недостаточно было увековечить тело умершего, воссоздать вместилище его души, нужно было также создать искусственную среду его существования. Многочисленные росписи и рельефы гробниц представляли собой подробную рассказ о земной жизни: на их стенах сражались воины, гуляли на пирах, попадали в плен иностранцы. Выходили на охоту охотники, прихорашивались женщины, велись разговоры в кругу семьи, умершие вставали перед богом в испытании добродетелей, тяжело работали рабы на полях, в мастерских, хозяйских домах. Но и здесь изображение человека освобождалось от всего преходящего, суетного ради единой неоспоримой формулы: человек существует вне времени и вне индивидуально-неповторимо-ным бытием.

Изобразительных канон диктовал и нормы изображения человека на плоскости. Голова и ноги изображались в профиль, верхняя часть туловища и глаз – в фас. Такая техника изображения получила название рассеянной перспективы.

Древние мастера гениально отобрали из Фасовая и профильного положений наиболее четкие и сущностные аспекты, сочетая их с поразительной органикой. Тем самым они лишили плоскостное изображение человека однообразных меняющихся состояний, остановив его бытия в субстанциональном, сущностном состоянии. Композиционным каноном стал также принцип фризовой построения изображений. Сюжеты разворачиваются на стенах друг за другом, ритмично повторяющиеся жесты и движения. Это придает изображениям остановки во времени, а величественное действо воспринимается как торжественный ритуал – шествие или процессия, направленная в вечность.

С наибольшей интенсивностью канон оказался в официальном, особенно культовом искусстве. Впрочем, немногочисленные чисто бытовые жанры (росписи посуды, мебельный декор) хранили множество приемов канонического штамма. В целом египетский канон выступил в художественной культуре мощным стильотвирним фактором и обусловил ее внутреннюю целостность и неповторимость.

Каноничность египетского искусства была существенно поколеблена в правление Аменхотепа IV. Этот период в развитии культуры египтян называют амарнсь-либо. Культура амарнского периода обозначена уникальной своеобразием, исходящую от характера нового мировоззрения. Ее основные особенности: 1) отказ от идеализированного, сакрального понимания образа фараона; 2) новое понимание портретности, которое отныне требовало достоверной передачи внутреннего образа; 3) стилевая самобытность; 4) психологизм, интимное лирическое начало. Если на политических просторах после смерти Эхнатона наступил период обновления отмененных культов и усиления власти фиванского жречества, то в культуре Амарнского традиции проявили исключительную стойкость и существенно повлияли на дальнейшее культурное развитие, доказывающие художественные артефакты эпохи Тутанхамона. Амарнского традиции сохраняются даже в эллинистический период египетской культуры.

Посилання на основну публікацію