Древнегреческий дидактический эпос

Наряду с героическим эпосом разновидностью эпического творчества является дидактический (поучительный) эпос, использовал художественную форму для передачи морально-этических ных, философских и научных представлений, то есть прежде всего имел воспитательную, поучительно-познавательную цель. Самым выдающимся представителем этого рода поэзии в Древней Греции был Гесиод (конец VIII – начало VII в. До н.э.) – первый древнегреческий писатель, о жизни которого до нас дошли некоторые достоверные сведения. Античная традиция приписывает ему создание многочисленных поэм. До нас дошли его поэмы “Теогония” и “Труды и дни”, которые являются попыткой осмысления мира и жизни с позиций свободного трудолюбивого земледельца. “Теогония” Гесиода – это поэтическая классификация древнегреческой мифологии, литературная попытка привести ее к стройной системы. Гесиод подает генеалогию греческих богов и попутно пересказывает мифы, то есть в перечень имен вкрапливает отдельные эпизоды из жизни олимпийских богов, их предков и потомков. Гесиод стремится полноты того родословной, который подает, и поэтому в его “Теогонии” значительное место занимает голый перечень имен, так называемые каталоги мифологических фигур. “Каталог” богов дополняется списком женщин, богов родили героев (“Каталог женщин”), который тоже приписывается Гесиоду.

Полностью сохранилась поэма Гесиода “Труды и дни” – к нам пришли все 828 строк. Эту поэму написано в форме установок и уговоров, обращенных к непутевого брата Перса, подлеца и бездельника, но эта форма перерастает рамки советов брату и, по сути, превращается в своеобразный кодекс морально-этического поведения, соединенный с учебником сельскохозяйственных работ. Обращение к брату есть только типичным композиционным средством дидактической литературы (аналогичные “уговоры” с повествовательными моментами известны еще с литератур древнего Востока), что позволяет автору создать широкую панораму сельской жизни и выразить собственные размышления и суждения о мире и человека как такового. Гесиод демонстрирует при этом свой довольно строгий мировоззрение. Жизнь он представляет как непрерывную борьбу, как соперничество в первую очередь между представителями одной профессии: “Гончар смотрит с гневом на гончара, плотник – на плотника, нищий завидует нищему, певец – певцу”. Даже открываются “Труды и дни” противопоставлением двух Эрида – различных видов соперничества: есть злая Эрида, которая порождает войну, распри, ненависть и добра Эрида – соревнования в труде. Как видим, Гесиод отвергает гомеровский идеал военной храбрости и победы как источника славы и добычи. Но и в работе он видит тяжелую необходимость насланной людям разгневанными богами, которые спрятали от смертных источники пищи. Именно в “работу и днях” Гесиод ли не впервые в мировой литературе начинает дискуссию о том, на пользу человеку культурные и научные достижения, всегда совпадают развитие прогресса и расцвет добродетели, что в конце концов несут человечеству плоды познания. Гесиод предлагает собственную версию мифа о Прометее, который, с его точки зрения, очень опрометчиво следил интересы людей: похищен Прометеем огонь гесиодовому трактовке приносит человечеству неисчислимые бедствия. В таком же русле объясняется и всемирная история. В притче об изменении веков мы видим постепенное моральное обнищание человечества. Общую историю человечества Гесиод пессимистично разделяет на 5 эпох: золотой век, серебряный век, медный век, век героев, железный век. Уже название этих эпох свидетельствует, что Гесиод обожает мифическое прошлое, а себя и своих современников относит именно к “железного века”, предсказывая, что в недалеком будущем.

Поэмы Гесиода вышли из удельных фольклорных источников, став, в свою очередь, арсеналом афористики: “Ни одна работа не оказывает позора, лишь безделье постыдное”, “Порядок – полезный, а хуже всего – несчастье”, “добропорядочные трудно стать, легко быть” и тому подобное. Античная критика неоднократно сравнивала эпические произведения Гомера и Гесиода, отмечая неповторимый язык первого и воспитательную миссию другого. Историк Геродот утверждал, что Гомер и Гесиод “составили для эллинов родословную богов, наделили имена богов эпитетами, поделили между ними достоинство и занятия и написали их образы”. В глазах древних греков восхваление Гесиодом мирного труда дополняло военную героику Гомера. Но иногда эпические достижения Гомера и Гесиода противопоставлялись, что нашло отражение в легенде о “соревнования” между двумя поэтами. Присутствующие на соревновании эллины предпочли велеречиво Гомеру, а председатель соревнования царь Панед увенчал Гесиода, подчеркнув, что победа должна принадлежать тому, кто призывает к земледелию и мира, а не тому, кто воспевает войны и биоты. Но произведения Гесиода не могли соперничать с поэмами Гомера ни художественной силой, ни продолжительностью своего влияния на литературу, и легендарный царь Панед впоследствии вошел в греческое пословица как воплощение слабоумия.

VII-VI вв. до н.э. для Греции были временем социально-политической борьбы, в результате которой формируются античные рабовладельческие общество и государство, возникают греческие города-государства (полисы). Происходит замена целостного коллективного мифологического мировоззрения индивидуальным морально-философским мировоззрением. Социальные сдвиги этих суток находят идеологическую основу в нравственной проповеди, религиозных исканиях, вызванных кризисом олимпийской религии и мифологии.

По литературе, то при небольшом дифференцированности ее идеологических форм и разновидностей словесного творчества стихотворная форма продолжает быть важным средством литературного оформления мысли. Стихотворной форме возникают размышления нравственного и государственного содержания, политическая агитация, призывы к борьбе и тому подобное. Даже философы поначалу нередко пользуются стихами для изложения своих концепций. В то же время – и это закономерно, поскольку возникает интерес к индивидуальной личности, – поэзия становится средством воспроизведения чувств и настроений человека, полностью осознает себя в обществе.

В данный период наблюдаем три важнейших литературные процессы:

1) упадок и отмирание старинного эпоса;

2) расцвет лирики;

3) зарождение литературной прозы.

Посилання на основну публікацію