Античная литература

Античная литература является плодотворным источником европейской литературы разных эпох и направлений, ведь основные научные и философские концепции литературы и литературного творчества начаты непосредственно Аристотелем и Платоном; образцами литературных достижений на протяжении многих веков считаются именно памятники античной литературы; систему жанров европейской литературы с четким делением на эпос, лирику и драму сформирован античными писателями (причем уже с античной эпохи в драме четко выделяются трагедия и комедия, в лирике -ода, элегия, песня) стилевую систему европейской литературы с разветвленной классификации приемов создано античной риторикой; система новоевропейских как осмысливается в категориях античной грамматики; система стихосложения новоевропейских литератур оперирует терминологией античной метрики и т.

Итак, античная литература – это литература средиземноморского культурного ареала суток рабовладельческой формации; это литература Древней Греции и Рима от Х-IX в. до н.э. к IV-V вв. н.э. Она занимает ведущее место среди других литератур рабовладельческой эпохи – ближневосточных, индийской, китайской. Впрочем, историческая связь античной культуры с культурами Новой Европы наделяет античную литературу особым статусом преформы новоевропейских литератур.

Периодизация античной литературы. Основными историческими этапами литературного развития античного общества считаются следующие периоды:

– Архаичный;

– Классический (ранняя классика, высокая классика, поздняя классика)

– Эллинистический, или эллино-римский.

Периодизация греческой литературы.

Литература эпохи родового строя и его распада (от древнейших времен до VIII в. До н.э.). Архаика. Устное народное творчество. Героический и дидактический эпос.

Литература периода становления полисной системы (VII-VI вв. До н.э.). Ранняя классика. Лирика.

Литература расцвета и кризиса полисной системы (V – середина IV в. До н.э.). Классика. Трагедия. Комедия. Проза.

Эллинистическая литература. Проза эллинистического периода (вторая половина IV -середина I в. До н.э.). Новоаттической комедия. Александрийская поэзия.

Периодизация римской литературы.

Литература эпохи царей и становления республики (VIII-V вв. До н.э.). Архаика. Устное народное творчество.

Литература периода расцвета и кризиса республики (III в.-30 гг. До н.э.). Докл-сичний и классический периоды. Комедия. Лирика. Прозаические произведения.

Литература периода империи (С гг. До н.э.-V вв. Н.э.). Классический и пислякла-сичний периода: литература становления империи – принципат Августа (С гг. До н.э.-14 г. н. Э), литература ранней (I-II в.н.э.) и поздней (III- V в. н.э.) империи. Эпос. Лирика. Байка. Трагедия. Роман. Эпиграмма. Сатира.

Ведущие черты античной литературы.

Содержательность: широкий охват действительности, изображение человека в разнообразии ее жизненных проявлений.

Жизненность воспроизведения: литература античного общества лишь изредка – уже в эпоху его заката – была оторванной от жизни.

Политическая актуальность: размышления над актуальными политическими проблемами, активное вмешательство литературы в политику.

Античная художественное творчество никогда не порывала со своими народными, фольклорными истоками. Образы и сюжеты мифа и обрядовых игр, драматические и словесные фольклорные формы играют ведущую роль в античной литературе на всех этапах ее развития.

Античная литература выработала большой арсенал разнообразных художественных форм и стилистических средств. В греческой и римской литературе уже имеющиеся почти все жанры литературы Нового времени.

Статус писателя в обществе, как и статус литературы в общественном сознании, существенно менялись на протяжении античности. Эти изменения были следствием постепенного развития античного общества.

На этапе перехода от первобытнообщинного строя к рабовладения письменной литературы не было вообще. Носителями словесного искусства были певцы (аэды или рапсоды), которые создавали свои песни для торжеств и народных праздников. Не вызывало удивления, что они “обслуживают” своими песнями весь народ, богатый и простой, как ремесленник – своими изделиями. Именно поэтому гомеровской языке певец называется словом “демиург”, как кузнец или плотник.

В эпоху полисов возникает письменная литература; и поэмы эпиков, и песни лириков, и трагедии драматургов, и трактаты философов хранятся уже в зафиксированном виде, но распространяются пока устно: поэмы декламируют аэды, песни поют на дружеских вечеринках, трагедии разыгрываются на всенародных праздниках, учения философов излагаются в беседах с учениками. Даже историк Геродот читает свою работу на Олимпийских горах. Именно поэтому литературное творчество еще не воспринимается как специфическая умственная прайсе – это лишь одна из вспомогательных форм общественной деятельности человека-гражданина. Так, в эпитафии отца трагедии Эсхила, любимого трагедийного поэта Греции, говорится, что он участвовал в победных сражениях с персами, но даже не упоминается, что он писал трагедии.

В эпоху эллинизма и римской экспансии письменная литература становится, наконец, ведущей формой словесности. Литературные произведения пишутся и распространяются как книги. Создается стандартный тип книги – папирусный свиток или пачка пергаментных тетрадей общим объемом примерно около тысячи строк (именно такие книги имеют в виду, когда говорят, что “произведения Тита Ливия состояли из 142 книг»). Налаживается организована система книгоиздания и книготорговли – открываются специальные мастерские, в которых группы квалифицированных рабов под диктовку надзирателя изготовляли одновременно по несколько экземпляров книжного тиража; книга становится доступной. Читаются книги, даже прозаические, так же вслух (отсюда – исключительная важность риторики в античной культуре), но уже не публично, а каждым читателем отдельно. В связи с этим расстояние между писателем и читателем растет. Читатель уже не относится к писателю как равный к равному, гражданин к гражданину. Он или смотрит на писателя свысока, как на лентяя и пустословит, или гордится им, как гордятся модным певцом или атлетом. Образ писателя начинает раздваиваться между образом вдохновенного собеседника богов и образом напыщенного чудака, подхалима и нищего.

Этот контраст значительно усиливается в Риме, где аристократический практицизм патрициата длительное время принимал поэзию как занятие для лентяев. Такой статус литературного труда сохраняется до конца античности, пока христианство с его презрением ко всяческой мирской деятельности в целом не заменило этого противоречия на другое, новое (“В начале было Слово …”).

Социальной, классовый характер античной литературы в целом одинаковый. “Литературы рабов” не существовало: только условно к таковой можно отнести, например, надгробные надписи рабам, созданные их близкими или друзьями. Отдельные выдающиеся античные писатели были по происхождению из бывших рабов (драматург Теренций, баснописец Федр, философ Епиктст), но в их произведениях этого почти не чувствуется: они полностью ассимилировали взгляды своих свободных читателей. Элементы идеологии рабов отражено в античной литературе лишь косвенно, где раб или бывший раб выступает действующим лицом произведения (в комедиях Аристофана или Плавта, в романе Петрония).

Политический спектр античной литературы, наоборот, довольно пестрый. Уже с первых шагов античная литература тесно связана с политической борьбой различных слоев и групп среди рабовладельцев.

Лирика Солона или Алкея была орудием борьбы аристократов и демократов в полисе. Эсхил вводит в трагедию обширную программу деятельности афинского ареопага – государственного совета, о миссии которой шли ожесточенные споры. Аристофан выступает с прямыми политическими декларациями почти в каждой комедии.

С упадком полисного строя и дифференциацией литературы политическая функция античной литературы ослабевает, преимущественно концентрируясь в таких областях, как красноречие (Демосфен, Цицерон) и историческая проза (Полибий, Тацит). Поэзия же постепенно аполитизуеться.

Для античной литературы в целом характерны:

– Мифологизм тематики;

– Традиционализм разработки;

– Поэтическая форма.

Мифологизм тематики античной литературы был следствием преемственности первобытно-родового и рабовладельческого строя. Ведь мифология – это осмысление действительности, присущее и доклассовому обществу: все явления природы одухотворяются, а их взаимные связи осмысливаются как семейные, на человеческий манер. Рабовладельческая формация приносит новое осмысление действительности – теперь за явлениями природы усматриваются не семейными связи, а закономерности. Новый и старый мировоззрения находятся в постоянном поединке. Приступы философии мифологию начинаются еще с VI в. до н.э. и продолжаются в течение всей античной эпохи. Из области научного сознания мифология постепенно оттесняется в область сознания художественной. Здесь она является основным материалом литературы.

Каждый период античности дает свой вариант ведущих мифологических сюжетов:

– Для эпохи распада первобытно-родового строя таким вариантом был Гомер и киклични поэмы;

– Для полисной суток – аттическая трагедия;

– Для эпохи великих держав – творчество Аполлония, Овидия, Сенеки.

По сравнению с мифологической тематикой любая другая в античной художественной литературе занимает второстепенное место. Историческая тематика ограничена специальным жанром истории, а в поэтические жанры допускается достаточно условно. Бытовая тематика проник в поэзию, но только в «младшие» жанры (в комедию, но не в трагедии, в эпиллий, но не в эпос, в эпиграмму, но не в элегию) и почти всегда рассчитана на восприятие в контексте традиционной “высокой” мифологической тематике. Публицистическая тематика также допускается в поэзию, но здесь так же средством “подъем” воспеваемой современной события остается та же мифология – начиная от мифов в одах Пиндара по позднелатинского стихотворных панегириков включительно.

Традиционализм античной литературы был обусловлен общим замедленным развитием рабовладельческого общества. Не случайно наименее традиционной и наиболее новаторской временем античной литературы, когда потерпели оформления ведущие античные жанры, был период бурного социально-эко-номической развития VI-V вв. до н. е. Система литературы казалась стабильной, поэтому поэты следующих поколений стремились подражать своих предшественников. Каждый жанр имел своего основателя, который дал его законченный образец:

Гомер – для эпоса;

Архилох – для ямба;

Пиндар и Анакреон – для соответствующих лирических жанров;

Эсхил, Софокл, Еврипид – для трагедии и тому подобное.

Мера совершенства каждого нового произведения или поэта определялась в зависимости от того, насколько они были приближенными к образцам. Особое значение такая система идеальных образцов приобрела в римской литературе: по сути, всю историю римской литературы можно разделить на два периода:

I – когда идеалом для римских писателей были греческие классики (например, Гомер или Демосфен)

II – с тех пор было определено, что римская литература уже сравнялась с греческой в ​​своем совершенстве, а идеалом для римских писателей стали уже римские классики (а именно – Вергилий и Цицерон).

Отметим, что античная литература знала также периоды, когда традиция осознавалась как бремя, зато высоко ценилось новаторство (например, ранний эллинизм). Литературное новаторство оказывалось не столько в попытках реформировать старые жанры, сколько в апелляциям к новейшим жанров, еще свободных от авторитета традиции (идиллия, эпиграмма, мим и т.д.).

Последняя волна литературного новаторства в античности датируется примерно I в. н.э., а затем сознательное господство традиции становится тотальным. Проявления мало господство литературной традиции?

– От древних поэтов перенимали темы и мотивы: изготовление щита для героя мы сначала встречаем в “Илиаде”, позже – в “Энеиде”, а затем в поэме “Пуника” Силия Италика, причем логическая связь эпизода с контекстом раз от раза все больше ослабевает;

– Наследуются язык и стиль: гомеровский диалект становится обязательным для всех последующих произведений героического эпоса, диалект первых лириков – для хоровой поэзии и тому подобное;

– Заимствуются даже отдельные стихи и полустишья: вставить строку из стихотворения своего предшественника в новую поэму таким образом, чтобы цитата естественно прозвучала и по-новому воспринималась в данном контексте, было благородным поэтическим достижением.

А поклонение перед древними поэтами доходило до того, что с Гомера в поздней античности брали уроки военного мастерства, медицины, философии, а Вергилий в конце античной эпохи воспринимался уже не только как мудрец, но и как колдун и чернокнижник.

Традиционализм, заставляя воспринимать каждый образ художественного произведения на фоне всего его предыдущего функционирования, окружал литературные образы ореолом многоплановых ассоциаций и тем самым бесконечно обогащал их содержание.

Доминирование стихотворной формы было следствием дописьмового отношение к стихотворной речи как к единственному средству сохранить в памяти истинную словесную форму устного рассказа. Даже философские произведения в ранний период греческой литературы пишутся в стихах (Парменид, Эмпедокл). Поэтому Аристотелю в начале “Поэтика” приходилось объяснять, что поэзия отличается от непоезии НЕ столько метрической форме, сколько вымышленным содержанием.

Поэтическая форма давала писателям многочисленные средства ритмической и стилистической выразительности, которой была лишена проза.

Посилання на основну публікацію