Зруйновання Чертомлицкой Сечи

Запорожцев на то время было мало на Сечи. Они видели, что войска против них было много и, поверив Галаган, оддалися. Но Якоклев не пощадил их, а велел выдающихся из них спрятать в кандалы, а последних убил на месте “по достоинству”: одним рубили головы, других вешали и истязали так, “как в язычестве, в давние мучеников не бывало”: делали паромы , ставили на них виселицы и вешали Сечевиков, а потом пускали те паромы Днепром за водой, на страх другим. Все Курене и все здания на Сечи было сожжены, друзья зимовники истреблено в-пень, разорвали могилы Запорожская, выбрасывали мертвых с гробов и рубили им головы, раскопали даже могилы монахов и выбросили мертвых. Тогда была разбросана и Серкова могила, как мы уже упоминали об этом. Русские позабиралы все, что можно было: пушки, мортиры, гаковницы, ружья, флаги, порох, муку, пшено и соль из церкви Сечевых позабиралы: царские врата, иконостас, колокола, кресты, Евангелие, свечи, ладан и воск. Царь Петр, отобрал известие о зруйновання Сичи, очень радовался, потому Запорожье со своим демократическим устройством и вольностями стояло поперек дороги самодержавным замерам его. Царь считал, что когда бывает на Украине который мятеж, то все это исходит из Запорожья.
1 июня (юня) в армию, которая стояла против Полтавы, прибыл Царь и привел с собой свежие боевые силы. В Шведов же было мало пороха и боеприпасов, офицеров было немного, а вместо инженеров были простые офицеры; к тому, из-за нехватки продовольствия в армии вкинулися всякие болезни. Несколько штурмов Шведов на Полтавские крепости были отбитые, а тут еще началась страшная жара. На совете, что созвал Король, принято было покинуть Полтаву и отправиться в Польшу, но теперь уже это было очень нелегко сделать: сзади, в Сорочинцах, стоял Гетман Скоропадский с украинскими полками, а с ним князь Долгорукий с 4 полками, и еще 4.000 калмыков и Волохов; на Волыни, под руководством фельдмаршала Гольца, стояло московское войско, которое соединилось с польским войском Огинского, противника Станислава; впереди стоял Царь с большим войском. Хочешь не хочешь – приходилось вступить в бой.

Посилання на основну публікацію