Запорожцы за Дунаем

Теперь вернемся назад и посмотрим, что произошло с теми запорожцами, которые пошли за Дунай. Проплыв по Георгиевскому устью Дуная (Гедриле-Багазий) до Браилова, они подверглись султану. Султан поселил их по устьях Дуная в Буджакской Санджаке; здесь в Буджаци они и оснувалы свой садок. Султан подтвердил все их вольности и не вмешивался в их распоряжений, которые остались такие же, как были у них и на Запорожье. Все войско разделено было так же на 38 курень, которые имели такие же прозвища, что и на Запорожье; Кошевому султан дал одинаковые права с хозяевами Молдавии и Валахии, и Запорожцы должны были выставлять только 1.000 человека войска, как того потребует Султан. Но не долго пришлось им сидеть в своему новому корзине, потому оказались они соседствуют с так называемыми “некрасовцев” (Липованах) – донской казак старообрядцами, которые бежали сюда с Дона и поселились здесь еще при Петре I. Начались между запорожцами и некрасовцев ссоры и ругательства. Кончились они на том, что Запорожцы выперли их из их домов, забрали их земли стали новым кошем в сеймены, а оттуда, в 1812 году, перешли в Катерлез на берегу моря, а еще оттуда – в Дунавец, который отбили в Некрасовке и основали там Сечь. Она простояла вплоть до 1828 года. Кошевым в то время был Самуил Калниболоцький. Хорошо жилось тогда казакам под турками. Вот почему, хотя и приглашал их российское правительство вернуться, они не имели на то охоты; войско их все увеличивалось, ибо Украинцы, после того как на Украине наступило крепостничество, бегство за Дунай, “в Запорожье, как из веков бывало”, как когда-то бежали от всякого насилия и гнета в Дикое Поле и в Запорожье. Правительственные Российском от того была большая жаль, и он, как мы видели, обращался к Турецкому правительству, чтобы тот или возвратил Запорожцев силком или отодвинул их от границы.
Ой пишет Москаль и к кошевому – а ходите ко мне жить,
Ой я дам землю и по прежним – а по Днестр границу,
Ой врешь, врешь, ты вражий Москалю – а ты хочешь солгать:
Ой как пойдем мы в твою землю, ты будешь лбы брить.
Но ничего этого не делалось, потому Турки считали Запорожцев за очень хороших воинов, которые становились им хорошую службу в их войнах, особенно в войнах с Россией, потому что здесь они лучше могли, что надо, разведать. Гарноб жилось Запорожцам и одного наносило им тоски и мучило, – что приходилось им не за себя и свою веру драться с врагами, а драться рядом с турками-басурмана и христианами и особенно с православными, такие как болгары, сербы, греки и москалями.
Ой наделали и славные Запорожцы и большого сожаления:
Что не знали, кому поклониться – и которому царю.
Ой поклонились турецком – под ним хорошо жить,
А всего хорошо, за одно нехорошо – что брат на брата бить.
Вот потому-то, как Черноморце с Российским войском стали на границе, то где-либо Задунайце по одиночке и перебегали к Русских; таких перебежчиков сейчас заличувалы к Черноморскому войска. Когда была война с турками (в 1806-1812 гг.), То главнокомандующий Русской армией генерал Михельсон вновь послал “открытым пригласительний письмо” в Задунайскую Сечь и призвал казаков переходить к Русских. Иван Губа и Федор Бучинский присогласилы на то мужчины с 500 и вывели их из Турции. с тех казаков сложилось Усть-Буджацкое войско, которое после войны было отменено, и часть его, а с ним и военные клейноды, знамя, печать, бунчук и пернач, одпроваджено в Черноморья, а вторую – возвращены в казенного поселян и водворены в Бессарабии. Вспомнить надо и то, что года 1785 восемь тысяч Запорожцев перешло к Австрии и император Иосиф II позволил им стать кошом в Банате над нижним Тисой. Но долго они ту НЕ побыли и разошлись, одни вернули в Турцию, другие к Росси.

Посилання на основну публікацію