Процесс СВУ

Дата и место
9 марта – 19 апреля 1930, оперный театр Харькова, Украина.
Действующие лица
Процесс курировал председатель ГПУ УССР Всеволод Балицкий, председательствовал на суде Антон Приходько (1891-1938; в 1922-1926 гг. Полномочный представитель УССР в Москве, затем в Праге, генеральный прокурор УССР, 1934 арестован, 1938 расстрелян); заметной лицом среди «общественных обвинителей» был Панас Любченко (1897-1937; бывший член УПСР, впоследствии УКП, в 1927-1934 гг. секретарь ЦК КП (б) У, с 1933 первый заместитель председателя Совнаркома УССР, с 1934 председатель Совнаркома УССР, с 1934 член Политбюро ЦК КПУ, один из главных организаторов голодомора, покончил жизнь самоубийством перед арестом органами ГПУ).
На скамье подсудимых оказались 45 человек, среди них стоит выделить академика Сергея Ефремова, Владимира Чеховского (1876-1937, член УСДРП, в 1918-1919 гг. Премьер-министр и министр иностранных дел УНР, 1921 один из основателей УАПЦ, христианский социалист, расстрелян), Андрея Никовского (1885-1942; был членом ОУП и впоследствии УПСФ, редактор газеты «Новый совет», 1918 председатель УНС, 1920 министр иностранных дел в эмигрантском правительстве УНР, 1923 вернулся в Украину , после дела СВУ уволен 1938, умер в Ленинграде во время блокады), выдающихся историков Иосифа Гермайзе (1892-1958; был членом УСДРП, профессор Киевского института народного образования, умер в лагерях) и Михаила Слабченко (1882-1952, академик ВУАН , профессор Одесского института народного образования, специалист по украинской раннего истории, после поцесив СВУ еще несколько раз репрессирован, умер в нищете), писательницу Людмилу Старицкую-Черняховскую (1868-1941; поэтесса, драматург, переводчик, активная участница женского движения, согласно дочь и племянница двух украинских классиков – М. Старицкого и Н. Лысенко, умерла в ссылке), ключевым обвиняемым был также Николай Павлушков (1902-1935; племянник С. Ефремова, студент Киевского института народного образования, предназначенный следствием на роль руководителя Союза украинской молодежи, выдал органам дневник дяди, каялся и признавал вину, отправлен на Соловки, 1937 расстрелян).
Предпосылки события
В ходе построения сталинского социализма, который предусматривал «культурную революцию», чистки старой интеллигенции приобрели постоянный характер. Свертывание украинизации, тотальное наступление на село – все это следовало как-то объяснять массам, для чего был выбран самый простой способ – шпиономанию. В конце 1920-х – начале 1930-х гг. ГПУ УССР и СССР сфабриковали ряд дел против «врагов народа» («шахтинское дело» 1928, «дело Промпартии» 1930). Главной целью показательных процессов была демонстрация опасности, которую представляют бывшие политики и «спецы», «связанные с политическими центрами в эмиграции или иностранными разведками» и другие. В июле 1929 ГПУ УССР провело ряд арестов и допросов. Крайне шатком юридическом почве было сфабриковано дело о подпольных организации «Союз освобождения Украины» и «Союз украинской молодежи». Членам организаций приписывалась подготовка к мятежу с целью провозглашения независимой УНР и ликвидации завоеваний социализма, сотрудничество с «петлюровскими центрами в эмиграции» и польской разведкой, подготовка терактов против советских руководителей и тому подобное.
Ход события
На скамье подсудимых оказались 2 доктора – члены ВУАН, 15 профессоров вузов, 2 студента, 1 директор средней школы, 10 учителей, 1 теолог и 1 священник УАПЦ, 3 писатели, 5 редакторов, 2 кооператоры, 2 юриста и 1 библиотекарь. 15 подсудимых были сотрудниками ВУАН. Большинство подсудимых (31 человек) были когда-то членами украинских политических партий (15 – УПСФ, 12 – УСДРП, 4 – УПСР), девять были министрами УНР или членами Центральной Рады. Широкой была срежиссирована чекистами «география заговора» (Киев, Одесса, Днепропетровск, Полтава, Николаев, Чернигов, Винница). Часть подсудимых каялась во всем, что им было предъявлено, некоторые (И. Гермайзе) отрицал свою вину и сомневался в объективности следствия. Открытый процесс-шоу широко освещала пресса, за четким указанием ГПУ публиковала «письма трудящихся» с призывами строго наказать обвиняемых (так отрабатывались политтехнологии поздних политических процессов сталинской эпохи).
Последствия происшествия
13 подсудимым угрожала смертная казнь, однако суть задумки Балицкого заключалась в демонстрации гуманности советского правосудия даже в таких «неисправимых» врагов советской власти. Главного – публичного унижения, раскола в среде цвета украинской интеллигенции, запугивания ее основной массы на примере 45 фигурантов процесса – органы добились, и теперь можно было позволить себе быть «милосердными». Из 45 подсудимых 4 был приговорен к 10 годам заключения с суровой изоляцией, 6 – до 8 лет, 3 – до 6, 10 – до 5, 21 – до 3, 1 – до 2; из них 10 получили условные приговоры и были немедленно освобождены, еще 5 были помилованы за несколько месяцев. Часть осужденных был сослан на Соловки в печально СТОП (рус. СЛОН). В 1930-х pp. и во время первых месяцев Второй Мировой войны многие участники процесса СВУ были снова арестованы и уничтожены, нескольким удалось эмигрировать или пережить войну в СССР.
Историческая память
Начало массовых репрессий против украинской интеллигенции и «расстрелянного возрождения» – хорошо известная сегодня в Украине трагическое событие, годовщины которой нередко упоминаются в прессе, на телевидении, в публицистике. В то же время некоторые представители левых сил в Украине и России продолжают упорно бороться с очевидным, настаивая на подлинности СВУ и СУМ в 1926-1929 гг., Иногда полагаясь на воспоминания бывших политзаключенных-эмигрантов, которые пытались изобразить себя членами реальной оппозиционной организации.

Посилання на основну публікацію