Гетмана: Тимохвий Орандаренко, Андрей Гаврилович, Иван Петражицкий-Кулага 1631-1635

В 1631 году правительство поставил казакам за гетмана Тимохвия Орандаренка, но он им был не по душе, и вскоре мы видим иных двух гетманов: Ивана Петражицкого-кулага в реестровых казаков, а Андрея Гавриловича – в Запорожцев. Но о Гавриловича скоро ничего не стало слышно, так что остался один Иван Петражицкий-Кулага. Это был человек толковый и много льгот добился он для украинского народа. Именно тогда, весной 1632 году, умер король Жигимонт III, и казаки надеялись получить себе где-либо снисхождения. Петражицкий хотел даже, чтобы депутаты (послы) казацкие ко всяким дел государственных были в сейме допущены, и чтобы они там голос имели. Поэтому он и послал своих послов на сейм, где должны были избрать нового короля, и добивался, чтобы был избран короля – Владислава (того самого, который должен был быть Московским царем), потому что он был благосклонен к православным людям. Но казацких послов на сейм не пустили. Тогда Петражицкий через три месяца опять послал послов на сейм, и за них держали там руку православные господа и архимандрит киевской Печорской Лавры Петр Могила, который умел ладить с господами польскими. Это был один из видатнийших в истории Украины людей по осветит и ума.
Но наиболее веса на сейме имело то, что гетман казацкий не слишком на барские обещания полагался; собрал до 30.000 казаков (там были и реестровые) и с войском тем двинулся на Волынь разрушать имения тех господ, которые становились на сейме напротив казацких притязаний. Сим способом он сделал то, что Владислава выбрано было королем, а кроме того принято было статьи о правах православного духовенства и церкви. Петру Могиле на сейме дан был универсал о том, что православную веру может признавать каждый свободно; что церкви, духовенство и владения манастирски и церквей православных будут свободны от всякого насилия; что правительство польский признает православного митрополита и 6 епископов (Перемышльского, Львовского, Луцкого, Владимирского, Холмского и Пинского). Новый король Владислав IV признал Петра Могилу митрополитом Киевским и Петр Могила прямо с сейма поехал во Львов, и там был рукоположен в митрополита. В Киеве все были очень довольны тем посвящением и стрелы нового митрополита с большой радостью.
Труднее было уладить казацкую дело. Казаки добивались, чтобы отменено было статье Куруковськои условия; чтобы реестровых не возвращали в крепостных; чтобы реестры было отменено; напоследок – казаки требовали, чтобы на сейме голос наравне со шляхтой. Этого король сам не мог ничего сделать, хотя обещал защищать казацкую дело в сейме. Но сейм и слушать об этом не хотел.
После того года на два наступает в казацком жизни покой, а на третий началось то-же самое.
Началось с того, что Конецпольский придумал новый способ обуздать казаков. Он увидел, что всякое восстание казацкое заключается в Низа на Запорожье, а Полякам туда достатися было очень трудно. Но Низ без Украины не мог прокормиться: Днепром сверху привозили на Низ “липы” (дерево на лодки), муку, шары, порох и водку! Днепром наиболее направлялись на Низ беглецы всякие. Вот Конецпольский и придумал построить на Низа Днепра, против устья р . Самары и Казачьего порога, крепость Кодак, посадить там хорошую отряд иностранного (немецкого) войска и охранять оттуда, чтобы ни в Запорожье, ни оттуда вверх никто не ходил. Нашелся на польской службе инженер французский, где-Боплан, (он потом интересно описал Украина и казаков) и за короткое время построил года 1635 крепость. Но это, само собой, еще больше разозлило Запорожцев, и Кодак недолго простоял.
В-осени 1635 вернулся с морского похода на Черное и Азовское моря, кошевой Самойло Сулима. Этого Сулиму знали не только на Черном, но и на Средиземном море, даже в Риме, где он подарил Папе Римскому пойманную турецкую галеру с 300 турок. Он с 6.000 реестровых налетел неожиданно Кодак, истребил всю немецкую отряд, а саму крепость разбросал и раскопал. Это было лозунгом новой войны. Но Поляки скоро остановили восстание, употребив хитрость против Запорожцев. Они послали против них два полка реестровых казаков. Реестровые притворялись, что они тянут руку за Запорожцев и сами сделали так, как отее они, начали переговариваться с Сулимой; их пущено в Запорожского лагеря. Тогда они схватили Сулиму и всю Запорожская старшину, зруйновалы Сечь – забрали арматуры, сожгли лодки. В-осени Конецпольский отослал четырех предводителей запорожских в Варшаву, и там их казнили, хотя и господа и сам король готовы были помиловать такого рыцаря как Сулима. Только одного помиловали – уже на площади, где наказывали – и это был Павел Михновича Бут, или Павлюк, что через два годы стал во главе нового восстания. После того на Украине не было уже покоя. Восстания, сим вместе, было остановленные, но через полтора года вспыхнуло новое.

Посилання на основну публікацію