Эмский указ

Дата и место
30 мая 1876, Бад-Эмс, курортный городок в земле Рейнланд-Пфальц, Германия.
Действующие лица
Как и Валуевский циркуляр, указ утвержден императором Александром II. Автором доноса, спровоцировавший указ, был Михаил Юзефович (1802-1889; куратор Киевского учебного округа в 1846-1858 гг., Председатель Киевской археографической комиссии в 1857-1889 гг., Один из основателей Юго-Западного отдела Русского географического общества, поддерживал москвофилов в Галиции). Членами комиссии по расследованию вопросы были начальник III отделения и шеф жандармов Александр Львович Потапов (1818-1886, генерал от кавалерии, отличился в подавлении Венгерского восстания 1849 и Крымской войне, руководил III отделением в 1874-1876 гг.), Министр внутренних дел Александр Егорович Тимашев (1818-1893; 1867 министр почт и телеграфов, в 1868-1878 гг. министр внутренних дел, консерватор, сторонник русификации Царства Польского и Прибалтики), министр народного просвещения граф Дмитрий Андреевич Толстой (1823-1889; в 1865 -1880 гг. обер-прокурор Синода, в 1866-1880 гг. министр народного образования, в 1882-1889 гг. президент Академии наук, министр внутренних дел и шеф жандармов, историк, известный реакционер). Главными обвиняемыми в «политическом украинофильстве» были Михаил Драгоманов (1841-1895; украинский публицист, историк, философ, экономист, литературовед, фольклорист, общественный деятель, один из самых влиятельных украинских мыслителей всех времен, с 1863 один из лидеров киевской «Старой Громады », с конца 1875 в эмиграции, дядя Леси Украинский) и Павел Чубинский (1839-1884; выдающийся украинский этнограф, поэт, автор слов современного украинского гимна, член« Старой Громады », неоднократно высылался из Украины за украинофила).
Предпосылки события
Валуевский циркуляр хорошо напугал украинскую интеллигенцию. Новое усиление украинского движения началось в начале 1870-х гг., Когда запрет была ослаблена. В Киеве люди самых разных политических взглядов выдвинули несколько проектов организации научных обществ. Среди них были Михаил Максимович, известный историк, филолог, и Михаил Юзефович. Уже немолодой и амбициозный Юзефович хотел стать председателем Юго-Западного отдела Русского географического общества, однако из-за противодействия киевского генерал-губернатора Дондукова-Корсакова им стал не он, а Г. Галаган, потомок известного украинского дворянского рода (заместителем стал Чубинский) . Основными деятелями Общества были в основном члены киевской Старой Громады: историк В. Антонович, Драгоманов, археолог и антрополог Ф. Вовк, известный композитор М. Лысенко, специалист по статистике А. Русов. Отдел развернул бурную деятельность – в его «Записках» публиковалось немало историко-этнографических и филологических трудов, в августе 1874 по инициативе Общества состоялся Третий археологический съезд в Киеве. Киевские ученые-украинофилы впенено вышли на международную арену в марте 1875 Общество приняло участие в географическом конгрессе и выставке в Париже.
В августе 1875 обижен на своих бывших друзей Юзефович написал большое письмо-донос начальнику III отделения и шефа жандармов генерал-адъютанту Потапову. Шеф жандармов, докладывая о деле Александру II накануне сентябрьской поездки царя в Киев, предложил включить Юзефовича в состав Совета, которая должна заняться «расследованием украинофильства». В течение сентября 1875 двое экспертов (первый анонимный, второй – Юзефович) подготовили свои интересные записки о состоянии вещей в Украине.
Первая записка была подана уже 3 октября (в документах не указано имя ее автора, но он говорит о себе как о «великорусского»). В этой записке говорилось исключительно о языковой проблеме. Ситуация в Малороссии сравнивалась с ситуацией в Бретани и южных департаментах Франции, где большинство населения не говорила литературной французском языке. Основной акцент в записке относился стратегическое значение Малороссии и демографическую вес малороссов в масштабе империи. Сепаратистская деятельность украинофилов трактовалась сквозь призму «польской интриги», возможно отделения Малороссии от России воспринималось как переход ее на сторону Польши.
Вторая записка была подготовлена ​​Юзефовичем, который распространил и развил тот текст, который он в августе посылал жандармам. M. Юзефович отмечал концепции триединой русской нации, украинофила Юзефович характеризовал как «результат австро-польской интриги». Главной мишенью была Старая Громада как организационный центр украинского движения, а также М. Драгоманов и Чубинский как его лидеры, которые изображались в черных красках, специально зауважувався их «дерзкий характер». Чтобы напугать российское правительство еще больше, Юзефович предрекал «народный бунт в казацком стиле». Однако даже бдительны подчиненные жандармского шефа Потапова ничего такого не нашли – единственным, кто сообщил о более или менее существенную крамолу, был начальник Волынского губернского жандармского управления подполковник Бельский. В его доносе говорилось о деятельности некоего Лободовского, сына священника, писаря Райковского волости, который раздавал крестьянам украинские книги. Список конфискованных книг, большинство из которых составляли произведения Т. Шевченко, включал и украинский перевод гоголевского «Тараса Бульбы», в котором слова «русская земля, русский устранены и заменены словами Украйна, украинская земля, украинец, а в конце концов пророчески провозглашена даже свой будущий украинский царь »(!), как довольно писал Юзефович. В апреле 1876 Совещание начала заключения специального журнала и выработки решений, для чего Юзефовича специально вызвали в Петербург.
Ход события
В конце концов 24 апреля 1876 был принят проект решения, составленный Юзефович. Он имел 11 пунктов. Первые три ограничивали распространение украиноязычной литературы и предусматривали запрет изданий украинской в ​​империи, за исключением исторических памятников и художественной литературы (и то только со специального разрешения в каждом конкретном случае). Вводился запрет на «Кулешовка» – предложенный Пантелеймоном Кулишом фонетическое правописание. Запрет употребления украинского языка распространялась и на сценические представления, «как имеющие в настоящее время характер украинофильских манифестаций» (4-й пункт). Пункты 6, 7 и 8 касались Министерства народного просвещения. В них предлагалось не допускать преподавания на малороссийском языке в школах, «очистит библиотеки всех низших и средних учебных заведений» от книг на малороссийском, а также направлять преподавателей, окончивших курсы в великорусских губерниях, на службу в Киевский, Харьковский и Одесский учебные округа, а их выпускников, в свою очередь, в другие округа. 5-й пункт проекта предлагал оказать финансовую помощь львовской москвофильскую газете «Слово». Наконец, пункты 5, 10 и 11 предусматривали закрытия газеты «Киевский телеграф», прекращение на неопределенный срок деятельности Юго-Западного отдела i высылки из края Чубинского и Драгоманова. Юзефович, разумеется, торжествовал – пора поквитаться с обидчиками всего. В журнале Совещания, подготовленном для представления Александру II, существенные изменения претерпели 4 пункта проекта Юзефовича.
До запрета сценических представлений добавился запрет на публичные чтения на украинском языке и совершенно бессмысленная запрет на публикацию украиноязычных текстов к нотам. Неосуществим пункт о тотальном переселении преподавателей был отредактирован и касался теперь только неблагонадежных. И самые интересные изменения коснулись пунктов о запрете Юго-Западного отдела Русского географического общества и высылке из края Чубинского и Драгоманова «как неисправимых и опасных для края агитаторов». По Драгоманова и Чубинского ходатайствовал брат царя Константин Николаевич и киевский генерал-губернатор Дондуков-Корсаков, но тщетно. Проект постановления передал императору Александру II, который поехал на минеральные воды в немецкий курорта Эмс, шеф жандармов А. Потапов. Царь просмотрел проект и наложил резолюцию закрыть на неопределенный срок Юго-Западный отдел географического общества.
Окончательная версия выводов совещания от 18 мая 1876 p. и получила в истории название Эмский указ.
Последствия происшествия
На основе указа состояли секретные служебные инструкции. Эмский указ был несколько смягчен 1881 (когда премьер Михаил Лорис-Меликов снял запрет на украинские спектакли), однако 1884, 1892 и 1895 были изданы новые дополнения к нему (на печать детских книг и т.д.), действовавших до 1905 По подсчетам Я. Грицака, за период с 1876 по 1904 цензоры пропустили лишь около 30% поданных на их рассмотрение украинских рукописей. Украинские движения в Российской империи был нанесен мощный удар, однако он выжил вопреки инициаторам Емского указа, становясь все более политизированным.
Историческая память
Хорошо известна в Украине благодаря учебникам, печати и публицистам событие, до сих пор является камнем преткновения между патриотически настроенными украинском и сторонниками идей «русского мира».

Посилання на основну публікацію