Битва под Переяславом

Дата и место
Май 1630, апогей казацких вылазок – 22-23 мая, мир – 29 мая; место – окрестности города Переяслав (ныне Переяслав-Хмельницкий, город областного значения на востоке Киевской области).
Действующие лица
Речепосполитского войско: великий коронный гетман Станислав Конецпольский; Станислав «Ревера» Потоцкий (1579-1667, с 1631 воевода брацлавский, с 1636 воевода подольский, с 1652. Гетман польный коронный, с 1654 великий гетман коронный, участник войн с Москвой, Швецией, казаками Хмельницкого, татарами, битв под Охматовом 1655 и Варшавой 1656); Лукаш Жолкевский (? -1636; Племянник С. Жолкевского, воевода брацлавский). Отдельного упоминания заслуживает хорунжий Подольский Самойло Лащ-Тучапский (1588-1649, большой коронный стражник, талантливый ротмистр из приграничья и одновременно редкий бандит, за разбой, грабежи, убийства был осужден 236 раз к изгнанию – баниции и 47 раз к лишению чести и доброго имени – инфамии, за отвагу и таланты на поле боя его защищал Конецпольский, под чьим командованием Лащ был с 1623).
Казацкое войско: гетман нереестровцив Тарас Федорович-Трясыло (? – После 1639; возможно, по происхождению крещеный татарин Хасан, один из выдающихся казацких вожаков к эпохе Хмельницкой, хороший кавалерийский командир, воевавший в Европе в Тридцатилетней войне на стороне католической лиги, впоследствии участвовал в морских походах, Смоленской войне против Московии 1632-1634 гг.); будущий гетман реестровых Тимофей Орендаренко (? – ?; стал гетманом после Трясила, участвовал в Смоленской войне).
Предпосылки события
Конец 1629 был непростым для населения «областей» Речи Посполитой: повышение налогообложения, споры между униатами и православными привели к расквартирования большого количества воинов коронного войска Киевской области. Но эта мера правительства вместо успокоения населения привел к обострению конфликта. В противостояние активно вмешались казаки, многие из них имел здесь родственников и близких. В случае достаточно было искры, чтобы вспыхнуло пламя новой «казацкой войны». Фактически на новых принципах возродился временный союз православных иерархов и казачества. Сторонники нормализации отношений казаков с государством (такие, как гетман реестровых Григорий Черный) оказались обреченными на гибель. Слухи об обращении Черного к унии и его попытки выполнить сейма постановление об исключении из реестра «неблагонадежных» были восприняты многими казаками как предательство их интересов. В результате Тарас Федорович, известный запорожский лидер, возглавил поход казаков из Сечи на волость в марте 1630 Тогдашние источники упоминают о 10 тыс. Казаков в армии гетмана нереестровцив. Несомненным успехом Трясила стало присоединение к нему какой-то части реестровых полков (по данным Львовской летописи, 4 из общего количества 6 тыс.), А также устранение конкурента – реестрового гетмана Григория Черного был осужден на смерть в городке Боровица.
25 марта войско Тараса подошло к Корсуня. В результате расквартированы здесь роты Конецпольского оказались между двух огней – казаки начали штурм города, а мещане стреляли по жолнерам из окон собственных домов. Следствием таких действий стал разгром коронного гарнизона и бегство его остатков в крепость Бар, где располагался штаб Конецпольского. После первой победы Трясыло разослал универсалы. Очень быстро тысячи крестьян взялись за оружие. В то же время Тарас обратился к Конецпольского с предложением отмены Курукивского соглашения, увеличение реестра и отмена расквартирования солдат на «казацких» территориях. Казацкий гетман требовал также выдачи ему тех реестровых, не присоединились к восстанию. Согласиться с таким пан Станислав никак не мог (он не имел права менять сейму решения, а рыцарская честь, как он сам впоследствии писал, не позволяла капитулировать перед врагом и выдавать своих союзников), начав вместо собирать разбросанные по зимним квартирам войска. Фактически ход кампании 1630 был изначально обусловлен попытками Конецпольского собрать как можно больше сил и Тараса – разбить коронное войско по частям. Значительную роль в военном противостоянии сыграла «малая война», которую вели и казаки, и их временные союзники – крестьянские отряды.
Казаки впервые за много лет имели стратегическую инициативу – их войско было в сборе и получилось «на волость» большими пехотными силами с артиллерией. Конецпольский выслал против отдельных отрядов повстанцев несколько своих подразделений под командованием старост Л. Жолкевского, С. Потоцкого и коронного стражника Самуила Лаща. По свидетельству украинских источников, Лащ вдребезги вырубил населения городка Лысянка раз на пасхальные праздники в апреле 1630, чтобы напугать всех потенциальных бунтарей. Казаки и мещане отвечали Лащу тем самым – во время похода были убиты многие из рот Лаща, Лянцкоронского и Сладковский. В поход отправились восьмитысячном коронное войско, к которому присоединились несколько «надворных» отрядов различных магнатов и определенное количество казаков-реестровых, что увеличило численность армии Конецпольского до 10-12 тыс. Бойцов и до 30 орудий.
Ход события
Главные силы под руководством Конецпольского отправились из Бара 6 апреля 1630, быстрым маршем пройдя Винницу и Белую Церковь. По слухам, Конецпольский освятил свою саблю на алтаре католического собора (похоже на позднюю православную легенду, призванную доказать, с кем на самом деле был Всевышний). Во время переправы через Днепр у Киева казацкий конный отряд потрепал коронные силы, взяв в плен немецкого капитана-артиллериста, который впоследствии служил повстанцам, и едва не пленив (по неподтвержденным данным Львовской летописи) самого Конецпольского. Еще в начале мая (по мнению М. Грушевского, перед 8 мая) начались боевые действия на Левобережье в окрестностях Переяслава. Гетман Тарас, который, очевидно, рассчитывал на поддержку жителей Переяслава и окружающих сел, а может, и хотел иметь свободный путь к отступлению на восток, на московские земли (как когда Наливайко), мог иметь не менее силы, хотя и уступал коронной армии по качества кавалерии и артиллерии. Дальнейший ход трехнедельных боевых действий нам, как ни странно, известен лишь урывками. Судя по данным свидетеля – казака Гладкого из Путивля, который сам был в Переяславе и впоследствии информировал о ходе и последствия этой кампании московское правительство, казаки оборонялись в лагере под Переяслав и в самом городе, часто делая успешные вылазки. Казаки разбили под Переяслав немало подразделений коронного войска не столько в одной «Тарасовой ночи», как это казалось автору «Истории Русов», а впоследствии гениальному романтику Т. Шевченко, а в ходе нескольких успешных вылазок, которые подорвали дух коронной армии, ее веру в победу, одновременно нанеся ей значительные потери. Конецпольский не сумел получить подкреплений – они погибали в боях с восставшими, которые действовали и на правом, и на левом берегу Днепра. Фактически коронное войско само оказалось в стратегической блокаде. А казаки Тараса такие подкрепление получали – восстание крестьян и мещан ширилось, охватив Копачев, Дымер, Белогородка и окружающие села. Похоже, решающими для хода кампании стали 22 и 23 мая (по данным Киевской летописи), или соответственно 15 и 16 мая (как пишут на основе сведений львовского летописи), когда произошли два решающие бои. В суббота, 22 мая отряд повстанцев приблизился к коронному лагеря, возможно, с целью прорваться в осажденный Переяслав. Этот отряд насчитывал то 200, то 500 казаков, и Лащ не сумел его уничтожить. На помощь ему опрометчиво отправился сам Конецпольский, взяв немало войск. Окружены казаки погибли все, кроме одного раненого сотника, но их жертва не была бесполезна. Воспользовавшись этим боем, Трясыло сделал большую вылазку и ворвался в коронный лагерь, истребив много коронных войск и главное – захватив три тяжелые орудия, фактически главную надежду Конецпольского. Казаки также сожгли лодки на Днепре, тем самым отрезав коронную армию от Правобережья. В битве погибли по меньшей мере до 30 известных представителей благородных семей, в том числе 7 коронных офицеров от поручика и выше, среди них – старый опытный ротмистр Ганнибал, наставник Конецпольского. А окончательно сломала боевой дух пана Станислава еще одна обидное поражение: на следующий день, в воскресенье, казаки Трясила истребили отборочную роту из Ченстоховы под командованием Лещинского (источники не называют ее гвардией или охраной штаба Конецпольского, однако речь идет, очевидно, о какой известную отборочную часть, с золотым кругом на флаге). Все это, вкупе с невозможностью получать пополнение, было уже слишком для Конецпольского. Он пошел на переговоры, осознав всю сложность ситуации. В конце концов, и козаки и не получив окончательной победы, тоже склонялось к выгодному мира.
Последствия происшествия
За всю кампанию 1630 коронное войско потеряло до 300 значительных шляхтичей и значительно больше (возможно, даже несколько тысяч) простых солдат и слуг – больше, чем за всю предыдущую войну со шведами в Лифляндии, как печально констатировал Конецпольский. Не менее потеряли и казаки. Летописец приписывает коронному гетману, что ходил по полю боя, покрытом трупами польских и казацких смельчаков, еще одну горькую пророческую фразу: «Вот и уния – лежат ляхи с Русью». Далее началась «комедия», как назвал это Конецпольский. Трясила отстранили от гетманства – вести с этим «ничтожным мужиком», своим фактическим победителем, переговоры были бы для коронного гетмана позором. Переговоры вел Антон Конашевич Бут – его имя стоит под протоколом Переяславского соглашения 29 мая 1630 Формально оставался действующим Куруковская договор (хотя фактически Конецпольский согласился на увеличение реестра до 8 тыс.). Реестровые, которые находились в обоих лагерях, обязывались не мстить друг другу. Запорожцы, выписаны из реестра в феврале 1630, возобновлялись в правах, остальные из реестра выписывалась. Старшим реестрового войска казаки избрали Тимофея Орендаренко. Переяслав стал символом того, что казачество вполне способно побеждать в бою регулярные войска одной из самых мощных государств Европы, увеличивать свои претензии и хоть шаг за шагом, но закреплять определенные достижения в сфере признания как отдельного состояния. Конечно, все випищики с восьмитысячном реестра, а также повстанцы крестьяне и мещане соглашения как не признали.
Историческая память
Первая, хотя и неполная победа украинского казачества над грозным противником, коронным войском их же государства, впоследствии стала символом украинской-польского и межконфессионального противостояния. Именно в такой ипостаси она представлена ​​в казацких летописях. «Истории Русов», а оттуда уже – в творчестве Т. Шевченко (поэма «Тарасова ночь»), кинопродукции эпохи советской украинизации (кинолента «Тарас Трясило» П. Чардынина с А. Бучмой в главной роли). Сегодня битва хорошо известна в Украине в первую очередь благодаря школьному курсу истории; в Переяславе установлен памятник Тарасу Трясила.

Посилання на основну публікацію