Битва под Корсунем

Дата и место
26 мая 1648, балка недалеко от современного села Выграев (бывший хутор Горохова Диброва) Корсунь-Шевченковского района Черкасской области.
Действующие лица
Коронным войском командовал великий коронный гетман Николай «Медвежья Лапа» Потоцкий. Его помощником был беспощаден к казакам, но подслеповатый польный коронный гетман Мартын Калиновский (1605-1652, с 1635 воевода черниговский, не слишком успешная и яркая карьера которого ворвалась 1652 в битве под Кнутом). Другими заметными военачальниками были Адам Казановский (? -1648; Ротмистр гусар, обезьяной коронный, староста черкасский); Адам Иероним Сенявский (1624-1650; писарь польный коронный и староста львовский). Артиллерией командовал полковник Криштоф Пшиемский (? – ?; Герб «Равич», хороший знакомый Б. Хмельницкого, перед Хмельнитчиной вербовал казаков и поляков на французскую службу, в частности во Дюнкерк).
Украинский-татарским войском руководили те же полководцы, и на Желтых Водах.
Предпосылки события
После первых известий о затруднительной ситуации, в которую попали его сын и авангард под Желтыми Водами Николай Потоцкий в своем лагере у Черкасс впал в ступор, едва не превратился в панику. Разведка, что вообще была поставлена ​​в речепосполитского армии не лучшим образом (в отличие от государства Хмельницкого), докладывала коронному гетману об огромной татарско-казацкую орду, что вот-вот должна появиться на границах. Если перед этим Потоцкий недооценил силы противника, переоценив свои, то теперь он сделал противоположную ошибку – в течение решающих десяти дней мая (с 7 до 17) пытался то идти на выручку сыну, то отступал назад, в конце концов снова оказавшись под Черкассами. Сам великий коронный гетман имел до 6 тыс. Бойцов коронного войска и частных магнатских отрядов и 18 пушек. Количество слуг («джур») определить трудно. Возможно, речепосполитского войско насчитывало 10-12 тыс. Человек, из них 6 тыс. – Воины-профессионалы. Не все так просто и с количеством войск Хмельницкого и татар. Минимальная цифра, которую предлагают исследователи, – 5 тыс. Казацкой пехоты и 1,5 тыс. Татар, максимальная – 15 тыс. Казаков и 4 тыс. Татар. Истина, скорее всего, где-то посередине. Также казаки имели 26 орудий, из них 15 легких на конной тяге. Очевидно одно: ни одно войско в этой битве не имело потрясающей численного превосходства над противником.
19 мая М. Потоцкий, убит горем после получения известия о Желтые Воды, начал отступление в сторону мощной крепости в Белой Церкви – через Мошны, Корсунь и Богуслав. 24 мая обременено большим обозом коронное войско досталось Корсуня, который Потоцкий приказал сжечь и разграбить, чтобы по городу не воспользовался Хмельницкий, который быстрым маршем приближался, собирая отовсюду покозачених добровольцев. Поляки заложили прочный лагерь вблизи Корсуня, выкопав окопы и установив пушки, а на окраине горящего Корсуня появились первые казаки и татары.
К несчастью для коронного войска, его лидер был не в лучшем состоянии, хотя войско все еще представляло собой грозную силу. Многое зависело от того, будут ли поляки защищаться на месте, попытаются отступать. Во втором случае качественное превосходство поляков в коннице в условиях отступления территории со сложным рельефом нивелировалась умением казаков делать засады, мобильностью татар и не лучшим умением коронных солдат (в основном спешенные конницы) защищаться подвижным лагерем. Б. Хмельницкий сделал все, чтобы его противник выбрал именно второй вариант.
Ход события
Б. Хмельницкий послал вперед полк Кривоноса и часть татар приказу задержать противника до подхода основных сил казацко-татарского войска. Вечером 24 мая отряд Кривоноса действовал по Роси, в тылу Потоцкого. Во Стеблевом, в миле к западу от Корсуня, казаки Кривоноса запрудили реку Рось, чтобы облегчить доступ к польскому лагерю. На рассвете 25 мая во район Корсуня подошли основные силы казаков и татар, начали переправляться через Рось и скапливаться в Корсуни. Весь день 25 мая истек в мелких стычках небольших отрядов, разведке и стрельбе.
Поздно вечером 25 мая в палатке Н. Потоцкого состоялся военный совет. Среди польского командования не было единодушия. Польный гетман Калиновский и другие опытные воины советовали укрепить лагерь и дать казакам и татарам бой. Однако напуганная преувеличенными слухами о численности татар (в частности, полученными от пленного казака, возможно, специально подосланного Хмельницким) большинство, и среди них сам М. Потоцкий, настаивала на отступлении. В конце было решено на рассвете следующего дня отступить на Богуслав под защитой лагеря из телег. Хмельницкий решил ударить по врагу на его марше и выбрал для этого очень удачное место – Горохова Диброва, глубокую балку на левом берегу Роси вблизи села Выграев (8-10 верст от Корсуня), которую на пути к Богуслава поляки никак не могли обойти. Ночью туда пошел Кривонос с пехотой и 10 пушками: он перерыл дорогу, а по бокам сделал окопы, где поставил пушки и разместил стрелков.
На рассвете 26 мая польское войско под защитой лагеря из возов двинулось из-под Корсуня Богуславским путем. Казаки и татары свободно пропустили вражеский лагерь, сопровождая его по бокам и сзади. Двигаясь в условиях полного окружения, М. Потоцкий не мог осуществлять контроль маршрута и организовывать разведывательное и инженерное обеспечение продвижения своего войска. Несколько раз зчинялася стрельба. Под прикрытием кустарников казакам удалось незаметно приблизиться к польского лагеря, открыть огонь и уничтожить часть упряжных лошадей, ослабило польский лагерь. В полдень поляки, понеся ощутимые потери, вошли в балку, густо заросшую лесом и кустарником. Польское войско, зажатое слева заболоченной рекой Выграивка, а справа утесами, натолкнулось на перекоп и завалы на пути и вынуждено было остановиться. Во время попыток обойти препятствие телеги переворачивались. Лагерь потерял порядок. Развернуть к бою артиллерию не удавалось, поскольку телеги застряли в грязи. Теснота не позволила стать к бою кавалерийским хоругвям тыловой части. Спереди и по бокам по поляках ударили из пушек и самопалов казаки Кривоноса, которые засели в заранее вырытых окопах. С тыла озадаченного врага атаковали казаки Хмельницкого и татары Тугай-бея. Около двух-трех часов дня польская армия прекратила свое существование – в последние сложили оружие драгуны Калиновского, часть войска Заславского во главе с полковником Криштофом Корицкая прорвалась и спаслась бегством, как и некоторые из обозной челяди.
Последствия происшествия
Разгром коронного войска был полный и неслыханный в истории казацких войн: погибло более 600 солдат, среди них А. Казановский, воинов и неизвестное количество слуг, остальные (в том числе оба гетмана, которые мужественно сражались и были ранены, и все другие военачальники) части попала в плен к казакам, которые передали их татарам для выкупа. Спаслись около 650 всадников Корицкого и несколько больше слуг, часть из которых, правда, переловили местные крестьяне. Потери Хмельницкого и Тугай-бея были немногочисленны. Вследствие битвы Речь Посполитая оказалась без профессионального войска в критический момент своей истории (за 6 дней до битвы умер король Владислав IV). После битвы в Украине поднялась буря крестьянской войны, которая смела старые социальные порядки, а Хмельницкий получил весомый шанс на реализацию своих (сначала довольно скромных) планов построения казацкой автономии.
Историческая память
Битва хорошо известна в Украине и соседних с ней Польше и России из учебников, кино и художественной литературы. В селе Выграев и городе Корсунь-Шевченковский ее героям установлены памятники, в течение последних двух десятилетий стало традицией отмечать годовщины события с привлечением украинских и польских реконструкторов.

Посилання на основну публікацію