Битва на Куруковом озере и Куруковское соглашение

Дата и место
15 октября – 3 ноября 1625, берега реки Цыбульник, окрестности города Крылов на правом берегу Днепра недалеко от города Кременчуг, Полтавская область.
Действующие лица
Речепосполитского войско: великий коронный гетман Станислав Конецпольский (1592-1646, с 1632 великий коронный гетман, воевода сандомирский с 1625, один из лучших полководцев Речи Посполитой за всю ее историю, ученик С. Жолкевского, инициатор введения драгунских полков и флота , известный мастер оборонительного боя и кавалерийский командующий, победитель в битвах над шведами, молдаванами, татарами); Станислав «Ревера» Потоцкий (1579-1667, с 1631 воевода брацлавский, с 1636 воевода подольский, с 1652. Гетман польный коронный, с 1654 великий гетман коронный, участник войн с Москвой, Швецией, казаками Хмельницкого, татарами, битв под Охматовом 1655 и Варшавой 1656); Томаш Замойский (1594-1638; воевода подольский и киевский, в будущем канцлер Речи Посполитой; имел хорошие контакты с казаками, 1619 подписывал с ними Роставицка соглашение); староста КРАСНОСТАВСКИЙ Якуб Собеский (1588-1646; герб «Янина», участник Хотинской войны и похода на Москву 1618, в будущем белзький и русский воевода, отец короля Яна Собеского); представители украинских православных родов Вишневецких, Корецких, Збаражских, Заславских, Тишкевичей, Балабанов, польских – Калиновских, Казановского, Одживольських и др.
Казацким войском (низовиков) руководили гетман Марко Жмайло (? – ?; Участник Хотинской войны, морских походов запорожцев начала XVII в.); реестровых возглавлял Олифер (Олефир) Голуб (? -1628; неоднократно избирался гетманом течение 1620-х гг., Сагайдачный, умирая, завещал ему булаву, организатор масштабных морских походов казаков, искусный дипломат, погиб в бою во время похода на Крым на помощь претенденту на ханский престол Шагин-Гирею); отдельные полки возглавляли бывшие гетманы, а на тот момент полковники Матвей Пирський (? – после 1630; в июне – сентябре 1625 был казацким гетманом, до и после того полковником) и Михаил Дорошенко.
Предпосылки события
Жмайло вместе с Дорошенко и Пирським участвовал в переговорах с крымским ханом Мехмед-Гиреем и его братом Шагин-Гиреем, которые выступили против власти турецкого султана над Крымом. Кроме того, возможно, Жмайло вместе с другими запорожскими главарями участвовал в деле «царевича Александра-Яхии» – якобы сына турецкого султана Мехмеда III, ездил по Восточной Европе в поисках поддержки своих прав на престол, обещая поднять на восстание против турок порабощенные слов ‘ янски народы и греков. Казаки и митрополит Иов Борецкий занимались «царевичем», хотя правительство Речи Посполитой был настроен враждебно к претенденту, который мог спровоцировать новую большую войну с османами. Что касается отношений с турками казаки в это время гордо отмечали, что это король заключил мир с султаном, а они – нет. Одновременно с многочисленными морскими походами, которые крайне розлючувалы султана, и поэтому и польское правительство, огромная масса казаков, ветеранов времен Смутного времени и Хотинской войны, оставалась «без работы», а их положение или рыцарей, то крестьян и в дальнейшем было зыбким . Почувствовав и осознав свою силу в начале 1620-х гг., Казаки все чаще отказывались выходить из Киевщины и Брацлавщины, столы в королевских и частных благородных имениях, чем пользовались крестьяне, убегая от своих господ или не выполняя повинностей. По слухам, казаки собирались вообще вытеснить коронное войско с территории Киевского воеводства. Речь шла о «трудоустройстве» огромных масс казаков, которым не хотела и не могла достаточно заплатить Речь Посполитая одновременно запрещая искать внешних источников «казацкого хлеба». Кроме того, в инструкциях казацким послам на сейм 1625 отмечалось и о том, чтобы король и сейм признали православную иерархию, восстановленную во времена Сагайдачного, а также утвердили всех избранных церковных иерархов. Сейм ответил решительным отказом, а в ответ на жалобы шляхты Киевской направил сюда коронное войско во главе с польным гетманом Конецпольским с целью «проучить» казаков как следует, желательно в стиле 1596 К коронного войска присоединилось немало украинских князей и православной шляхты. После провала переговоров коронное войско вступило на территорию Киевщины и Брацлавщины раньше, чем ожидали казаки. Значительная их часть находилась в очередном морском походе на турецкие города, но остальные отреагировала опасности довольно быстро. В начале октября 1625 Жмайла был избран гетманом, и главные силы запорожцев отправились из Сечи на волость, в поддержку тем отрядам, которые находились там на постое. Но стратегической инициативой владел Конецпольский, который должен все свои силы в сборе, что обеспечило ему и качественную, и, возможно, численное превосходство над казаками. Коронное войско вместе с надворными войсками украинских князей мало до 12 тыс. Человек и 30 пушек. Казаки, которые действовали несколькими отрядами, имели несколько тысяч реестрового войска и неизвестное количество запорожцев, всего до 20 тыс. Человек, преимущественно пехоты.
Ход события
11 октября Конецпольский подошел в Канев, где стояла казацкая залога с 3 тыс. Человек. Казаки выслали послов, которые пообещали польному гетману пойти на переговоры, но после прихода из Сечи Жмайла со старшиной. Между тем казаки незаметно оставили Канев и начали отступление лагерем в направлении Черкасс, где стояло еще 2 тыс. Их товарищей. Конецпольский попытался разбить врага по частям, выслав против казаков, отступали, конный авангард Я. Одживольського, который потрепал их, хотя и не смог разбить. Отдельные отряды, избегая больших боев, отступали на Низ, откуда им на помощь шли основные силы Марка Жмайла. Достаточно своеобразная война, в которой бои чередовались с переговорами, ведомыми основном с целью выиграть время, продолжалась до подхода в урочище Таборище на берегу реки Цыбульник главных сил казаков и коронного войска. Фактически казаки получили шанс взять инициативу в свои руки, добившись достойного мира путем переговоров в результате военной победы. Стороны вновь попытались договориться, но требования Конецпольского были слишком тяжелыми для казаков. Поэтому на речепосполитского требования Жмайло и его полковники осторожно отказали. Конецпольский и «ястребы» из коронных военачальников восприняли это как повод к началу «настоящей» войны. 19 октября Конецпольский приказал готовиться к штурму казацкого лагеря, для чего солдаты начали готовить батареи тяжелых орудий, вязать специальные осадные корзине (туры), фашинами и строить «гуляй-города». Эти приготовления повлияли на казаков: они сделали несколько вылазок, чтобы захватить вражеские орудия, однако успеха не имели. Жмайло как опытный полководец понял, что нет смысла ждать повторения Солонице – он пошел на прорыв на юг, что может свидетельствовать о осознание им невозможности разгрома коронного войска в открытом бою. Казаки разложили костер в лагере, сделав, что их войско все еще здесь, и незаметно выскользнули из него. Понимая неизбежность погони, Жмайло оставил на пути отступления целых три отряда, которые должны были задержать конницу Конецпольского, выбрав для засад густые заросли лоз и берега рек и Курукового озера. Все три отряда погибли, но хорошо потрепали вражескую конницу, которая была вынуждена надолго задержаться. В конце концов преодолеть казацкие арьергарды смогла лишь наемная немецкая пехота. Между тем вблизи Курукового озера посреди остатков древних укреплений Жмайло укреплял новый лагерь. Днем 21 октября на горизонте появилась усталая от переходов и боев конница Конецпольского, которая попыталась прорвать казацкий лагерь. Запорожцы огнем из пушек и ружей отразили атаку коронной кавалерии и отрядов украинских князей, нанеся противникам значительные потери. Вторая атака в тот же день была проведена уже после прибытия Конецпольского с пехотой и артиллерией – но ни артобстрел, ни участие в бою самого польского главнокомандующего не помогли прорвать лагерь казаков Жмайла. Неизвестно, бой прекратился сам, или казаки действительно попросили мира. Главное, что кампания так и не дошла до своего логического военной развязки. Обе стороны понесли большие человеческие потери. Обеим сторонам было что терять: казаки боялись повторения новой Солонице, Конецпольский – подхода к Жмайла запорожских подкреплений. 24 октября (3 ноября по новому стилю) 1625 начались переговоры.
Последствия происшествия
Казаки потеряли, по некоторым данным, до 8 тыс. Человек (цифра явно преувеличена), потери речепосполитского войска неизвестны, вероятно, можно увидеть, но меньше казацкие. Переговоры были тяжелыми для обеих сторон, и, чтобы не усложнять ситуацию, казаки переизбрали гетмана: им стал М. Дорошенко – искусный политик, хорошо известный Конецпольскому. Именно он 27 октября подписал известны Куруковская статьи, в которых говорилось о казацкий реестр с 6 тыс. Казаков (1 тыс. Из них имела постоянно находиться на Сечи гарнизона), плату для 10 тыс., Вывод казаков из шляхетских имений, запрет походов на море и сожжение казаками чаек. Важными уступками, которых добились казаки, была амнистия для всех восставших и отказ коронных комиссаров от пункта о выдаче старшины. Фактически соглашение, во многом оставшись на бумаге (особенно в отношении морских походов), стала для Речи Посполитой, по меткому выражению М. Грушевского, «одним из типичных бумажных триумфов, что розроджувалися потом конечно морями крови, беды и злобы».
Историческая память
Благодаря знаковой мирному соглашению битва неплохо известна большинству украинский из школьного курса истории, но, наверное, в силу своего неоднозначный военный и политический результат она не слишком хорошо отражена в популярной культуре. Местные краеведы активно работают над популяризацией темы.

Посилання на основну публікацію