1. Моя освіта – реферати, конспекти, доповіді
  2. История
  3. Население Древнего Причерноморья

Население Древнего Причерноморья

Этнический состав. Этнический субстрат античных северо причерноморских городов на время их основания составляли греки – переселенцы из Малой Азии, Аттики и Гераклеи Понтийской. Они и их потомки в течение всей эпохи составляли абсолютно преобладающую группу населения с хорошо развитым национальным самосознанием. Так, почти через 700 лет после основания Ольвии ее жители, несмотря на скифский вид своего наряда, хорошо знали «Илиаду» Гомера, а некоторые и произведения Платона, хранили, хотя и не совсем чистую после длительного общения с кочевническими окружением, греческий язык. Недаром же Дион Хрисостом – ритор с Вифинии, который, напомним, посетил Ольвию в конце I в. н. е., – называл ольвиополитов «жителями древнего эллинского города».
С первых веков новой эры численность представителей местного населения в античных городах растет. В сельских округах в количественном отношении варварский элемент был еще больше – это скифы, фракийцы, в Азиатском Боспоре – еще и синды и меоты, позже – сарматы, а в Северо-Западном Причерноморье – черняхивци. В новом для них среде все они обычно еллинизувалися, что отразилось не только в их материальной культуре, но и в произведениях древнегреческих авторов. В первые века новой эры, с проникновением в Северное Причерноморье римских провинциальных войск, в их гарнизонах скапливаются выходцы из Нижней Мезии, возможно – из Паннонии и тому подобное. Однако собственно римляне вряд ли могли составить сколько-нибудь значительный процент (хотя римские фамилии и были достаточно распространены).
Социальная структура. По социальному положению структура населения северопричерноморских государств была достаточно пестрой. Кроме граждан и рабов, было также много категорий свободных и зависимых или полузависимых людей, которые могли работать практически во всех сферах жизни полисов. Можно считать, что, в отличие от Аттики, в Северном Причерноморье отсутствовали любые достаточно многочисленные группы государственных рабов. Социальный статус не всегда отвечал материальному положению – могли быть богатые вольноотпущенники и бедные природные (то есть те, которые происходили от основателей колоний) граждане. В таких хозяйственных сферах, как торговля или ремесло, могли участвовать, кроме социально или экономически зависимых, и лично свободные, но экономически зависимые, и лично свободные и экономически независимые люди. В сельском же хозяйстве, где землей владели только государство или его граждане, лично свободные могли быть только экономически зависимыми. Социальным статусом обусловлена ​​и возможность участвовать в работе тех или иных государственных структур.
Процесс имущественной дифференциации развивалось в общем так же, как и во всем древнем мире. Сначала, в VI-V вв. до н. е., в обществе наблюдается относительная имущественное равенство, хотя, разумеется, и тогда существовали бедные и богатые (например, например, упоминавшийся выше житель Борисфе- Ниды Ахиллодор, что имел рабов, имение и т.д.). Все же разница между теми и другими была не такой поразительной, как в III в. до н. е., – тогдашние богачи свой счет могли иногда обеспечить потребности целого города (вспомним ольвиополита Протогена), тогда как в основной массе населения не редкостью уже были нищие (например, из сообщения об осаде Ольвии Зопириона узнаем, что многие горожане имели долги). В первые века новой эры имущественная поляризация, пожалуй, уменьшается, а общий уровень материальной обеспеченности снижается.

ПОДІЛИТИСЯ: