Благо и бытие

Фома Аквинский, принимая вышеупомянутое определение блага у Аристотеля, обратил внимание также и на его ограничения. Хотя, собственно, он не указывает сущности блага. Дело не потому является хорошей, что вызывает стремление, а наоборот, ее хотят, потому что она хорошая. Факт стремление есть благо вторичным явлением. “Любая вещь настолько желанной, насколько она совершенна, потому что все стремятся своего совершенства” 18. Поэтому факт стремления не является причиной онтического блага, а является следствием положительной совершенства. Так же буттевисть является основой блага.

Благо есть трансцендентальной свойством бытия, то есть оно реально тождественно с бытием. Об этом свидетельствуют два аргумента. Во-первых, добро – это владение любой совершенством. Среди различных совершенств высшей является существование. Любая вещь существует и стремится сохранить свое существование, защищаясь от уничтожения. Во-вторых, любая вещь имеет также присущую ей субстанциональную форму, то есть природу и определены совершенства. Это позволяет утверждать, что каждая вещь сама по себе является онтологически доброй. Второй аргумент в пользу тождества блага и бытия указывает на тот факт, что каждая вещь является благом относительным – для кого-то. Причина является благом для следствия, субстанция – для акциденции, мир растительный и животный является благом для человека. Наконец Бог является наивысшим благом для созданий.

Вторым элементом онтического блага является отношение бытия к стремлению. Трансцендентальное благо бытия заключается в его согласовании, то есть реальной зависимости от воли Творца. Каждая вещь зависит от воли Бога в том смысле, что раскрывает в своей природе то, что хотел видеть в ней Бог. Между Богом как причиной и миром как следствием возникает отношение зависимости. Мир существует потому, что Бог хотел, чтобы тот существовал. Бог, любя благо, любит любую вещь. В этом заключается онтологическое благо бытия.
Можно также говорить о другой основание онтологического блага бытия. Реальная вещь всегда содержит в себе какую-то совершенство, и поэтому становится предметом вожделения со стороны других вещей. Такое стремление у человека есть сознательным, зато в других существ является чувствительным или естественным. Каждая вещь также хорошей о себе самой, и поэтому она пытается сохранить свое существование, а также целостность природы.
Конститутивным элементом любого бытийного блага является его видовая природа, а также существование. Так св. Тома в “Сумме теологии” писал: “Сколько вещь имеет существования, столько имеет блага; насколько же она отходит от полноты существования, настолько отходит от полноты блага “19. Носителем блага реальная буттевисть вещи, а ее основанием всегда акт существования. Поэтому Бог как совершенное бытие и чистое существование является высшим благом. Классики христианской мысли называли Бога благом всякого блага. Это надо понимать в том смысле, что любое благо – как реальная буттевисть – участвует в творческой силе Бога и Его благу.

Посилання на основну публікацію