Возникновение казачества

“Русичи. Ублюдки. Казаки-промышленники. Военная организация. Гедимин. Ольгерд. Витовт. Грюнвальдская битва. Тамерлан. Золотая орда. Московия. Куликовская битва. Ермак. Польские короли. Янв 1385р.”

Казаки, как демографическая группа украинского общества, существовали на Украине-Руси с дохристианских времен, только назывались они военной женой. Во всех княжествах от времен Древней Руси при каждом князе были верные дружинники, которые за свою самоотверженную службу получали определенные привилегии, в том числе и земельные наделы. Эти военные люди обычно не занимались земледелием, а для обработки земли использовали наемников (то есть наемных работников). Так образовывались состоятельные семьи, которые служили опорой князю во времена военных походов. Кроме того, наследование родительских традиций порождало военные династии, которые посвящали себя ратному делу. Они выделялись среди крестьян, отдавая предпочтение занятиям не сельскохозяйственного назначения. Представители таких военных династий вскоре после монголо-татарского нашествия означились в украинском обществе под названием «казаки».

Понятно, что отечественная история не в состоянии охватить всех представителей военных династий. Однако, с учетом давности княжеской традиции на Руси, можем с уверенностью утверждать, что на Украине-Руси пестрело представителями военного сословия и их многочисленными потомками. Надо понимать, что монголо-татарское нашествие не уничтожило до основания военную прослойку украинцев-русичей. Полегли в битвах только боеспособные воины, но остались те, что не принимали участия в военной баталии по возрасту. Эти бывшие защитники отечества, неспособны к битве за преклонным возрастом, взрастили новое поколение воинов, чьи отцы и деды погибли на ратном поле. Новое поколение воинов выросло на традициях предков украинцев-русичей и стало зваться «казаками», унаследовав добродетели своих праотцов – антов. Именно они, сросшиеся на Предківській Вере и древнерусском обычаи самоуправления, образовывали разрозненные очаги военных группировок, составили основу казачества и вскоре зорганізувались в Запорожскую Сечь.

О способности украинского казачество к самоорганизации пойдет речь далее, на случае лишь отметим, что казацкие группировки, которые были в состоянии себя защитить, находились в Причерноморских степях задолго до появления зорганізованого казачества под названием Запорожская Сечь. В казаки шли обездоленные, но не покоренные люди, способные с оружием в руках отстоять свое человеческое достоинство. Отдельные казацкие отряды на Украине-Руси отмечаются историками как «ватаги промышленников», которые на все лето отправлялись на охотничье-рыболовные промыслы. В европейской историографии такие разрозненные казацкие отряды, объединялись в группы и промышляли в украинских степях, звались «бездельниками».

Современное значение слова «лайдак» толкуется как «немаєтна, бездомный человек», что вполне соответствовало тогдашнему состоянию промышленных казаков – первопоселенцев «дикой степи», как говорили во времена господства монголо-татарской орды. Промышленные казаки стояли лагерем по берегам рек, по оврагам и балкам; жили в бурдюгах – напівземляних помещениях, на образец которых впоследствии появились общеизвестные запорожские курени. Бурдюг – это казацкая землянка в степи на 10-20 человек; в бурдюзі одна дверь и одно окошко – маленькое и такое, как миска, круглое, – а то и без окна. Казаки ставили печь в бурдюзі, чтобы хлеб печь, и делали камин – блюдо варить. Кабиця – это обложенная камнем яма. По упоминаниям очевидцев, «зимой, как хорошо камин разжечь, так камень горит – уже холодно не будет». Впоследствии на месте бурдюгов учреждались «зимовники» – казацкие хутора, состоявшие из домов, сараев и других хозяйственных построек.

“Стихийное образование Запорожья показывает, что настоящего, «природного» казака нельзя создать искусственно, путем направленной организации. Казачество была гостеприимной для отшельников, но не все ей подходили, да и не все оказывались готовыми к испытаниям – там могли выжить лишь люди исключительных физических и душевных качеств. Баланс прелестей казацкой жизни и сдерживающих обстоятельств долго действовал как саморегулятор численности казаков. Как в Западной Европе далеко не каждый становился рыцарем, так и казаков творили время и обстоятельства из людей, которые имели к тому призвание” (с УФ.17).

“Широкие Надднепрянские просторы, не смотря на всю опасность, были слишком богаты природными дарами, чтобы не привлекать к себе людей… И Днепр, и его бесчисленные притоки аж кишели огромными запасами рыбы; окрестные степи были густо населены всяким зверем… Но зачем тратить пышные слова, когда можно одним словом отметить, что Украина все равно что обетованная земля, которая течет медом и молоком. Богата земля манила к себе людей смел и активных, которые ходили промышлять звероловством и рыбалкой в окрестные степи. Ходили, разумеется, не в одиночку, а собравшись в небольшие вооруженные отряды… Низ Днепра, и часть его ниже порогов (т. зв. плавные), давало больше добычи. Это был «Большой Луг», что его потом запорожцы называли своим отцом. Обычно ранней весной собирались в Каневе, Черкассах и других приднепровских населенных пунктах ватаги промысловиков и на все лето отправлялись в свои «уходы». Жизнь среди опасности, под угрозой ежедневной встречи с врагом, закаляло нрав, образовывало отважные, упорные, выносливые характеры. Возвращаясь на зиму в свои дома и принося многоцінну добычу, заработанную трудом своих рук, эти люди приносили с собой свободный дух степей, дух протеста против всякого принуждения, дух «произвола и непослушенства», как казалось тогда. В глазах мирных жителей внутренних провинций эти люди выглядели скорее как произвольные разбойники, чем звероловы и рыболовы. Их боялись и стереглися. Этих людей уже при конце ХV века множилось столько, что они составляли уже отдельную общественную прослойку и имели уже свое отдельное название: их звали казаками” (ІУН с.152).

Имеем подтверждение и сугубо украинского (древнерусского, рутенского) происхождения слова «казак» по определению европейских историков. “На Западе первое упоминание о казаках встречается в генуэзской хронике конца Хvвв., где речь идет о событиях в Кафе 1474р. С большей ясностью говорит о казаках польский гуманист М.Меховита в знаменитом латиномовному «Трактате о двух Сарматиях» (1518), который сыграл принципиально важную роль в ознакомлении Западной Европы с восточно-славянским целом и Украиной в частности. Автор «Трактата» различает “казаков – славянских, рутенських беглых крестьян… Казак – рутенское слово, им называют холопа, подданного, бродягу, пешего или конного”. Это ценное подтверждение действительного происхождения украинского казачества, подтверждение, мимо которого прошли исследователи проблемы, которая вызвала столько споров” (КР с.45). Правильно объяснить, что в западноевропейских кругах Рутения называлась Малая Русь, собственно Галицко-Волынское княжество времен Даниила Галицкого (1201-1264), о чем свидетельствует титул его сына Льва – князь Рутенском. “Рутения – огромная страна, соседняя с Грецией и Болгарией; ..а князь там Лев” (ІУП с.209).

Выдающийся исследователь украинского казачества академик Дмитрий Яворницкий (1855-1940), организатор археологической экспедиции на Хортицу 1927 года, отмечает официальные упоминания о казаках ХV века. “Из акта 1499 года узнаем, что уже тогда ходили вниз по Днепру какие-то казаки, добывая там рыбу и продавая ее затем в Киеве; из других актов известно, что многочисленные украинцы имели обычай каждую весну подаваться до порогов и ниже по Днепру, ловить там рыбу, добывать зверя, а осенью возвращаться в города и продавать вяленую рыбу и звериные меха” (ЕЗК с.411). Следует заметить, что не все казаки возвращались из степи, некоторые оставались и пребывали зиму в степи. Таких казаков называли за их помещением «зимовниками». Как отмечал Яворницкий, «это были первые пункты колонизации просторной, дикой и пустынной степной равнины: – сначала заводились бурдюги, потом зимовники и, наконец, села семейных и несемейных казаков».

“Пожалуй в Черкассах образовался первый центр повстанцев казаков, которые уничтожали татар на Украине. О набеги местного населения на татаров вспоминает в 1245 году итальянский посол Плано де Карпини, который, уезжая к монголам, останавливался в Киеве” (ІУЛ с.48). Первые документальные упоминания об организованном казачество видим в “Летописи Григория Грабянки: “Поляки (литовцы), приняв в свою землю Киев и малороссийские края в 1340 году, спустя некоторое время всех тамошних людей обратили в рабство; но те из этих людей, которые издревле считали себя воинами, которые научились владеть мечом и не признавали над собой рабского ига, те, не выдержав гнета и подчинения, стали самовольно селиться около реки Днепра, ниже порогов, в пустынных местах и диких полях, питаясь рыбными и звериными ловлями” (ГГ с.21).

Следовательно, имеем основания к выводу: казаки, как военные группировки украинцев, начали образовываться после монголо-татарского нашествия в Xiii в., чтобы самостоятельно обороняться от чужаков.Военную организацию украинских казаков следует рассматривать как самостоятельное объединение разрозненных казацких группировок, зорганізувались к защите южных границ Украины-Руси после великой победы 1363 года русско-литовского войска под предводительством Гедимінового сына Ольгерда, в битве с объединенными силами Золотой Орды на Синих Водах (г.Синюха, левый приток Южного Буга). В следствии этой победы украинские земли были освобождены от ордынской превосходства вплоть до Черного моря, а в устье Днепра и под Белгородом были возведены крепости для защиты южных границ Украины-Руси, что находилась в составе Великого Русско-Литовского княжества. С того времени начали образовываться казацкие заставы – военные гарнизоны и с тех пор бытует название украинского войска – «казаки», в отличие от іноплемінних военных группировок, находившихся на Украине-Руси.

����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������°����¯�¿�½������³����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������·����¯�¿�½������º����¯�¿�½������°...
ПОДІЛИТИСЯ: