Казацкие флотилии в русско-турецких войнах конца 17 начале 19 века

Одной из наименее обсуждаемых страниц военного искусства украинских казаков роль казацкого флота в русско-турецких войнах конца XVII – начала XIX вв. Долгими десятилетиями украинцев приучали к мысли о том, что вытеснение турок из Северного Причерноморья было исключительно заслугой российской армии. Таким образом прозрачно намекали на “законное” право России владеть этими землями. Только, мол, с ее благостной ласки они сейчас административно относятся к Украине. На самом деле именно украинским казакам принадлежит пальма первенства в противодействии туркам и татарам. Еще за два века до того, как Россия решилась начать свою первую войну с Турцией, украинское казачество своими сухопутными и морскими походами подрывало могущество Османской империи. Это их, казаков, беспристрастные современники называли “хозяевами Черного моря”.
Россия подключилась к соревнованиям с турками только тогда, когда грубо нарушая свои договорные обязательства перед Украиной, сумела наступить на горло украинской государственности. Чрезвычайно дорогой ценой обошлась стране чужая услуга. Мрак безгосударственного существования под пятой северо-восточной соседки был цене. И это при том, что во время войн с Турцией Россия не могла обойтись без украинских казаков ни на суше, ни на море, как в свое время и речь Посполитая. Казаки Гетманщины и запорожцы внесли неоценимый вклад в успешное завершение для России Азовских походов 1695-1696, Днепровских походов 1695-1697, пяти войн с турками XVIII – начала XIX века.

Театр военных действий русско-турецких войн XVIII века. Карта северо-западной части Северного Причерноморья Г. Л. де Боплана (1652 г.)
Особенно значительной была роль сухопутных полков. Но и на море казаки не пасли задних.
В 1695 г. запорожцы на лодках блокировали турецкие крепости в низовьях Днепра: Кизикермен, Ислам-Кермен, Муберекермен, Мустриткермен, – чем существенно помогли войску, которое штурмовало Кизикермен. Турки были вынуждены покинуть все четыре крепости. На море казаки отличились в следующем году во время первого Крымского похода. 21 мая они во главе с атаманом Чалым разгромили близ Очакова турецкую флотилию из 9-ти галер, “многих басурман побили, а иных поймали и к Сечи припровадили”. В июле-августе запорожцы выходили в море одновременно двумя флотиліями. Первую из них – 40 чаек – возглавлял Я. Мороз. В открытом море она успешно противостояла туркам. Казаки потопили три катарги, захватили богатую добычу, между которой была и султанская корреспонденция. Однако в Днепровско-Бугском лимане на казацкие чайки подстерегала еще одна турецкая флотилия, а на берегу выстроились татары. Поэтому Я. Мороз принял решение затопить лодки и двигаться к Сечи пешком.

Театр военных действий русско-турецких войн 1806-1812,1828-1829 pp. Карта западной части Северного Причерноморья Г. Л. де Боплана (1652 г.)
Другой казацкий отряд совершил поход на Гезлев и попустошив там окрестные поселения. На обратном пути, однако, казаки наткнулись на ту самую вражескую флотилию, которую Я перехитрил. Мороз. На этот раз казаки, высадившись на одном из островов, дали бой. Через два дня они отошли к урочищу Сагайдачне, где сражались одновременно с турками и татарами. 27 августа окруженные казаки попали в плен.
В 1697 г. состоялся еще один Днепровский поход русского войска под Очаков. Планировалось нанести удар по городу с суши, предварительно блокировав крепость с моря. Однако турки оказались удатнішими. Их мощная флотилия из 25-ти галер зашла в Днепр и начала массированный обстрел крепости Кизикермен, Мустриткермен. Казакам удалось захватить лишь одну галеру.
* * *
Значительную роль российское командование уводило в запорожской флотилии во время русско-турецкой войны 1735— 1739 pp. По замыслу, казацкие лодки в составе вновь созданной Днепровской флотилии должны были противостоять турецкому флоту в Черном море. На Азовском море боевые действия вела Азовская флотилия, в состав которой входили и струги донских казаков.
В течение первых двух лет войны запорожцы за недостатка лодок ограничились разведывательными операциями в Днепровско-Бугском лимане. Активные действия на море они начали в 1736 p., когда уже обеспечили себя достаточным количеством судов. В конце июня 1736 г. 100запорожців напялить лодках захватили в лимане турецкую галеру. Еще одну галеру такая же судьба постигла 1 июля, когда до лимана вошел другой отряд казаков.
Именно запорожцам судьба отмерила вынести на себе основную тяжесть морской войны. И казаки справились с этим заданием. Выбрали они тактику неожиданных разящие удары по врагу. Собственно российская часть Днепровской флотилии так и не сумела приспособиться к природно-географических условий низовья Днепра и больше стояла, чем действовала. Не помогло и то, что запорожцы постоянно консультировали россиян относительно особенностей мореплавания по Днепру и в лимане. За весь период войны россияне не удосужились ни одну боевую операцию, и фактически были лишь на подхвате у запорожцев, которые постоянно держали “в теле” не только турецкий флот, но и татар, мешая переправляться через Днепр и оказывать помощь туркам.
В 1737 г. запорожцы напомнили о себе уже в марте. 400 казаков под командованием полковника Марка неожиданно налетели на татар, которые перебирались на левый берег Днепра возле Очакова. Казаки ударили на дубах, несколько татар покололи, остальные же, увидев казаков, сами в воду бросились и утонули”. Всего ушло на дно 200 татар.
21 июля запорожские лодки получили приказ патрулировать низовья Днепра. 24 июля казаки перевозили артиллерию и провиант, а 2 августа отремонтировали одну из турецких галер, которая разбилась о берег во время шторма.
Тогда же окончательно выяснилась непригодность русской флотилии. 31 августа командующий русской армии генерал-фельдмаршал Миних приказал ей выйти в море. Однако сразу сказались вопиющие недостатки российских кораблей – дубель-шлюпок и кончебасів. Эти суда не годились даже для перевозки грузов в Днепровском лимане. Они там просто тонули. Об этом докладывали Миниху сами же российские моряки.
В последний год войны запорожская флотилия насчитывала 19 лодок. Турки уже не решались вести боевые действия в лимане, поскольку потеряли Очаков и Кинбурн. Свои усилия они сосредоточили лишь на том, июб не выпустить казаков в открытое море. Туда, однако, запорожцы не спешили и предпочитали держаться как можно ближе к любимым плавней и отмелей. Бежать поперед батьки в пекло им не выпадало. Это была не их война. Они не могли не понимать, что в случае полного поражения турок, на побережье Черного моря Россия закрепится. И тогда Запорожье, оказавшись в тылу, окажется ненужным, что будет провоцировать Петербург на ликвидацию этой казацкой вольницы. Настроения запорожцев хорошо уловил российский командующий Миних, который писал, что “на запорожские лодки мало что положиться можно, ибо этот народ свободный и удерживает те лодки для своей нужды… ”.
Удручающая для запорожцев перспектива стала реальностью в 1775 p., когда после очередной войны с Турцией Россия стала твердой ногой в Северном Причерноморье. По печально известному приказу Екатерины 11 Запорожская Сечь, казаки с которой столько сделали для общей победы, была жестоко уничтожена. Часть запорожцев сразу отошла за Дунай, где основала Задунайскую Сечь. Полная драматизма история этих выходцев завершилась в 1828 p., когда большинство их во главе с кошевым атаманом Иосифом Гладким вернулись к своему Запорожского края, где из них образовали Азовское казацкое войско. В 1865 г. оно было переведено на Кубань.
Большинство же запорожцев после погрома 1775 г. сначала осталась на родных местах. Россия при этом не побрезговала использовать их во время новой войны с Турцией (1787— 1791 гг.), в том числе и на море. Более того, бывшие запорожцы, из которых сформировали Черноморскую гребную флотилию, снова оказались найудатнішими в морской войне. Находясь под оперативным руководством Александра Суворова, казацкая флотилия насчитывала в разное время от 120 до 200 чаек и принимала участие во всех основных боевых операциях. В мае 1788 г. 600 казаков на чайках прикрывали стены крепости Кинбурн, отбивая атаки турецкого флота, возглавляемого Гасан-башею. Главнокомандующий русской армии и “по совместительству” один из любовников Екатерины II Григорий Потемкин называл запорожцев главными виновниками того, что Гасап-вааса отступил от Кинбурна.
Летом того же года казаки отличились во время осады Очакова. Казацкие чайки вместе с российскими кораблями нанесли сокрушительное поражение турецкой эскадре. А Черноморская флотилия во главе с выдающимся флотоводцем, войсковым судьей Антоном Головатым прославила себя блестящей военной операцией у острова Березань. В лучших традициях казацкого морского искусства бывшие запорожцы незаметно подплыли к острову, неожиданно дали залп из ружей и немедленно бросились на укрепления. Атака была такой стремительной и стремительной, что турецкая оборона сразу дала трещину и вскоре посыпалась. Казаки, потеряв только 29 собратьев, захватили 300 пленных, 23 орудия, 150 бочек пороха.

Сабля кошевого атамана Задунайской Сечи Иосифа Гладкого
И самым громким делом этой флотилии были боевые действия в западной части Черного моря между Хаджибеем (нынешняя Одесса) и устьем Дуная. Казаки внесли столь значительный вклад в овладение Хаджибеем, что генерал Й. де Рибас (Дерибас)увлекательно писал: “Русские впервые утвердились в Хаджибее, который вскоре стал Одессой, под топот запорожского гопака”.
В 1790 г. казацкие чайки прикрывали с моря русско-казацкое войско, которое штурмовало (|юртеці Кил ия, Тульчата Ісикча. Падение этих крепостей открывало путь к Измаилу, мощной турецкой крепости на Дунае. По сей день ги[ю осаду и штурм этой крепости русские говорят с огромным пиететом, как о славной победе русского оружия. И, восхищаясь военным искусством В. Суворова, почему-то молчат о неоценимой роли украинских казаков под Измаилом. Как тут не вспомнить пословицу “чтобы солнце ярче светило, следует потушить звезды .

Царь Николай И переправляется через Дунай в лодке атамана Иосифа Гладкого. Неизвестный худ.

...
ПОДІЛИТИСЯ: