Долговременная фортификация в годы Первой мировой войны

До Первой мировой войны все крупнейшие страны, такие как Франция, Бельгия, Россия, Германия, создавали на своих границах и на наиболее опасных в оборонном плане стратегических направлениях в середине государств долговременные укрепления, затрачивая для этого большие средства, пытаясь тем самым обезопасить себя от вторжения противника .

Основной формой долговременной фортификации в это время была крепость. Более 150 больших и малых крепостей и фортов-застав прикрывали границы европейских государств. Больше всего их было в Германии – 15 больших и 20 малых крепостей и Франции – 10 больших и 15 малых крепостей и большое количество фортов-застав. На последнем месте стояла Россия – по 5 больших и малых крепостей.
Путем долгой и постепенной эволюции формы долговременной фортификации к началу ХХ в. получили достаточно полную и всестороннюю разработку. Во Франции и Германии были выпущены специальные инструкции по обороне и атаке крепостей. И все же, в области фортификационного дела было много дискуссионных вопросов.
Всего к началу мировой войны крепость представляла собой укрепленную систему с ядром в виде защищенных складов и вынесенными на расстояние, равное или большее дальности современного ей артиллерийского выстрела, оборонительными сооружениями – фортами.

Это был опорный пункт круговой (кольцевой) изображения, и армия должна была действовать, опираясь на него. Вместе с тем крепость должна была сопротивляться до конца войны, даже будучи изолированной от страны и своей армии.
В Первой мировой войне такие крепости преимущественно не выполнили поставленных перед ними задач, ведь основное требование – защищаться до конца войны – не было выполнено.
Всего в Первой мировой крепости оборонялись в среднем только в течение 10 дней. И только крепости, которые тесно взаимодействовали с полевыми войсками и тыловыми структурами (Верден, Осовец, Ивангород), обнаружили достаточную устойчивость.

Почему так произошло? Потому что характер войны и подготовка к ней менялись значительно быстрее, чем система этих крепостей и конструкции укреплений. Наконец, крепости были в большинстве случаев недостроенные соответствии с требованиями и потребностями времени, поэтому могли рассчитывать на выполнение своей роли только в начале войны. Как только стали применяться новые средства поражения (и количественно и качественно), они теряли силу своего сопротивления. Посильную же им роль – прикрыть границы в самом начале войны от вторжения противника – крепости несомненно выполнили. Поэтому, когда после войны в литературе рассматривался вопрос о роли крепостей, было установлено, что форма крепости в мировой войне себя не оправдала, но и долговременная фортификация целом себя не дискредитировала.

В чем же секрет тех крепостей, которые полностью выполнили свое предназначение? Например, Верден пользовался всеми средствами страны, чего не могли делать блокированы (изолированные) крепости. Нужно сказать, что ежедневные потери в Вердене в среднем составляли 2200 чел .; количество потраченных боеприпасов составила 100 тыс. боекомплектов, и если бы Верден ни находился в общей системе фронта и не должен свободного общения с тылом, он также не выполнит требования сопротивляться до конца войны. Также Верден ни был собственно крепостью, а входил опорным пунктом в обширный укрепленный район с системой малых фортов-застав Верден – Туль протяженностью 120 км. И еще нужно учесть, что в феврале 1916, перед крепостью проходила сильно укреплена полоса полевых позиций, глубина которой доходила до 7 км. В эту укрепленную полосу и вошла часть северо-восточных фортов Вердена как опорных пунктов полевых позиций. Обрастая полевыми укреплениями, эти форты постепенно превратились в опорные пункты большой площади – центры сопротивления.

Итак, основная причина непригодности «круглых» крепостей-одиночек заключалась в том, что они отвечали только бывший стратегии – стратегии отдельных армий, действовавших на сравнительно нешироких фронтах. В условиях же войн, когда миллионные армии, разворачиваются на огромных фронтах, просто огибали такие крепости, такая система укреплений оказалась непригодной. Были необходимы другие формы фортификационной подготовки территории, зародыши которых и появились во время Первой мировой войны в виде сплошных оборонительных полос большой протяженности, укрепленных системой полевых и долговременных фортификационных сооружений.

Одним из первых, кто сделал соответствующие выводы из опыта Первой мировой войны, был профессор Ф.И. Голенкин. Еще в 1916 г.., Изучая опыт борьбы за крепости, он пришел к выводу о необходимости замены крепостей долговременными позиции новых форм, которые представляли собой «систему долговременных полос с 2-3 линий фортификационных позиций с подготовкой также длительных полос траверсных. Он считал, что такая «крепостная позиция» должна была стать основой оборонительных полос, возводимых для защиты или прикрытия каких-либо важных в военном отношении районов или операционных направлений.

«Крепостная позиция» состояла из опорных пунктов, в виде «расчлененных длительных узлов сопротивления», которые занимали площадь около 1-2 км.
По мнению профессора Голенкина, долговременные укрепленные полосы должны были быть заняты в мирное время постоянным гарнизоном, который в военное время усиливался полевыми войсками. Такая укреплена долговременной фортификации полоса стала прототипом пограничных укреплений нового типа.

...
ПОДІЛИТИСЯ: