Украинская и зарубежная политическая мысль о проблеме происхождения украинцев

Проблема происхождения украинцев является одной из самых актуальных в украинской и зарубежной политической мысли. Это объясняется значимости вопросов, эта проблема решает – от культурно-исторического наследия великокняжеского Киева к истокам восточнославянских народов, а следовательно, – их роли в образовании древнерусской государственности и в последующих исторических процессах на восточноевропейских землях. Следовательно, эта проблема всегда находилась в кругу научных интересов многих поколений исследователей – от киевских летописцев, которые так или иначе были причастны к ней, – до современных авторов. Причем, на каждом историческом этапе вопрос происхождения украинского народа толковалось по-разному, в зависимости от уровня развития науки, объема имеющегося у исследователей фактического материала, идеологических позиций, господствующей в то время политической конъюнктуры и тому подобное.

Так, историки царской России, отражая имперские тенденции тогдашней официальной идеологии, утверждали, что государство Русь основали русские, которые якобы были древнейшим славянским этносом, а Украинцы и белорусы – ответвлением от русских. В частности, в «Синопсисе» – основном учебнике Российской империи (1674 – 1836) – период Киевской Руси трактовался как первый этап российской государственности. Своеобразно интерпретировали этническое единство восточных славян российские историки Карамзин, М. Погодин и С. Соловьев, утверждая, что Киевская Русь была первым центром Российского государства, которая позже слилась с Владимиро-Суздальским княжеством, тогда как впоследствии этот центр переместился в Москву и, наконец, в Петербург.

Карамзин считал это закономерным процессом государства, а М. Погодин даже утверждал, что в древнем Киеве и Киевской области во время русской государственности и до монголо-татарского нашествия 1240 жили русские и их предки. После завоевания Киевских земель монголо-татарами россияне якобы переселились на Среднюю Оку и Верхнюю Волгу, а на опустошенную Киевщину не раньше последних десятилетий XV в. пришли из Прикарпатья Украинцы.

Следует отметить, что концепция древнерусской народности, одобренная в Российской империи на государственном уровне, получила в дальнейшем, на протяжении 1930-х годов, значение официальной и в условиях советского режима. Разработчиками этой теории в новых условиях были В. Мавродин, А. Насонов, Б. Рыбаков, Л. черепной и др. Причем, если еще в начале 1950-х годов вокруг этой концепции велись дискуссии ученых, то после ее одобрения и официального провозглашения в «Тезисах ЦК КГИРС к 300-летию воссоединения Украины с Россией» (1954) был положен конец любой попытки ее оспорить. Поскольку в этой теории тогдашние идеологи нашли соответствующее обоснование национальной политики советского государства (а именно тенденции на сближение народов в единой социалистической сообществу), то непризнание предложенной партией доктрины расценивалось как политическая незрелость, а ее критика приравнивалась к государственному преступлению.

Так, согласно этой концепции, все этническая история Украинской соответствии с общественно-экономических формаций и их отдельных этапов разделена на два периода и шесть этапов. Первый период охватывал время от XII – до середины XVII в. – Формирование феодальной общественно-экономической формации. Именно она стала основой этнических процессов, которые брали свое начало от древнерусской народности – общего корня русского, украинского и белорусского народностей. В рамках первого периода зарождались первоначальные признаки украинской народности и происходила ее консолидация. Во второй период (вторая половина XVII – середина XIX в.) Украинская народность переросла в буржуазную нацию. С середины XIX в. буржуазная нация консолидировалась, а в советское время превратилась в социалистическую нацию.

Отметим, что советская модель единой древнерусской народности была лишена некоторых одиозных моментов ее толкования, характерных, скажем, для царской консервативной историографии. Так, учитывая сложность национальных процессов в советском обществе и отталкиваясь от декларативно провозглашенной положения о равенстве всех народов в СССР, она не указывала на исключительную роль русской народности в истории древнерусской государственности на восточнославянских землях. И в то же время советская, как и любая другая интерпретация концепции единой древнерусской народности, отмечалась несовершенством – как через нивелирования (или даже фальсификации) особенностей этнических процессов Киевской Руси, так и из-за попыток подчинить влияния украинского этноса общим (характерным для всех восточнославянских народов ) тенденциям развития. Спецификой советской модели единой древнерусской народности считается к тому же жесткая привязка к социально-экономической формации, игнорирование относительной автономности этноса как социальной системы.

Последнее, в частности, всегда критически воспринималось представителями западной и прежде всего американской и канадской историографии. По общей дискуссии по поводу концепции единой древнерусской народности, то она была основана во второй половине XIX в. и продолжена дальше, в начале XX в., демократически ориентированными Украинские (Н. Костомаров, П. Кулиш, М. Максимович, В. Антонович, П. Житецкий, А. Крымский, И. Ягич, А. Шахматов М. Грушевский) и даже некоторыми российскими (В. Ключевский, Н. Струве) учеными и публицистами.

В СССР этой концепции противостояла официальная советская историческая наука во главе с академиком М. Покровским, хотя разгром этой школы в 1936 г.. Исключил дальнейшие усилия в этом направлении, ограничив круг оппонентов концепции преимущественно украинским диаспорными учеными.

Провозглашение независимости Украины чрезвычайно активизировало научные исследования о происхождении украинский, хотя любые новейшие выводы в этом смысле не могут не основываться на чрезвычайно богатом археологическом, этнографическом, лингвистическом, политологическом доработку украинских исследователей предыдущих десятилетий и даже веков.

Так, сегодня можно говорить о достаточном круг концептуальных разработок, которые обосновывают принципиально новые по сравнению с концепцией единой древнерусской народности положение. Рассмотрение некоторых из них имеет особое значение для научных взглядов на происхождение украинского народа и его роль в древнеславянской истории.

Это, например, раннеславянских концепция происхождения украинский как отдельного этноса. Ее представители считают, что история Украинской как отдельного этноса начинается с середины I тыс. Н. е., то есть непосредственно с распада праславянского этноязычной общности. С этого времени на украинских этнических землях между Киевской Надднепрянщиной, восточными Карпатами и Припятью течение 1500 развивался один этнос, с позднего Средневековья уже назывался украинского.

У истоков этой концепции стоял, в частности, Н. Костомаров, который в своей статье «Две русские народности» (1861) фактически отвергал официальную тезис о древнерусской народности и утверждал о существовании южнорусской, северской, великорусской, белорусской, псковской и новгородской народности. Н. Костомаров отмечал различиях в тенденциях государственного украинском и русских, доказывал, что «малороссийское племя» шло к федерации, а «великорусское – к самодержавию».

Новое направление в разработке проблем этногенеза украинского народа в пределах раннеславянськой концепции начал в конце XIX в. Украинский археолог чешского происхождения В. Хвойко. Исследуя памятники трипольской и последующих культур, ученый пришел к выводу о автохтонность земледельческого населения Поднепровья с давних времен. Это дало ему возможность выдвинуть и развить идею о поступательном этническое развитие Украинской со времен трипольской культуры через скифские племена к современным украинский.

Еще одна подобная теория была разработана в конце XIX в. канадско-украинским ученым Я. Пастернаком, который, обосновывая идею самобытности украинского, утверждал об отсутствии каких-либо общих черт и тенденций развития последних с славянам. Украинцы, по его мнению, непосредственно зародились на основе трипольской культуры, эволюционировав впоследствии в скифское племя невров, затем – в антов, а затем – в сообщество времен Киевской Руси.

Характерно, что эта позиция снова возрождается, правда, в измененном виде. Признавая отдельные этапы этнической истории, в частности зафиксированы этнонимами, ее сторонники, собственно, отрицают этногенез как определенный момент зарождения этноса: по их мнению, этнос (в частности Украинцы) существует столько, сколько существует человек современного типа, причем продолжительность этой истории может иметь различную амплитуду колебания – от ЗО – 40 тыс. лет (по Ю. Ш.) до 6 – 7 млн лет (по Ю. Копержинская).

Добавим к этому и позицию, что, претендуя сегодня на концептуальное завершение (арийско-трипольская концепция), утверждает через разведки своих сторонников (Ю. Шилов, С. Плачинда и др.), Что именно на территории современной Украины образовалась первая человеческая цивилизация, а ее создателями были Украинцы, которые со временем передали достижения своей культуры более отсталым народам.

Близкой к указанной концепции является и теория автохтонности М. Грушевского, обоснованная им в 1904 году. В статье «Обычная схема” русской истории “и дело рационального уклада истории восточного славянства».

Так, отрицая постулат о единой древнерусской народности, ученый относил этническую основу Украинской к населению, проживавшему на территории Украины еще в эпоху позднего палеолита. Россияне же и белорусы, по его мнению, имели свою этническую основу и свою территорию формирования.

Началом исторических времен для украинского народа Грушевский называл IV в. н. е., то есть сутки антов (середина I тыс. н. э.), настаивая на существовании непрерывной линии этногенетического развития от антов до современных украинском. Ученый считал, что вполне сформирован «Украиноруской народ» существовал уже во времена Киевской Руси, и само это государство по национальному содержанию была украинской. М. Грушевский категорически отверг идею тождества и преемственной связи киевской и московской государственности, доказывая, что после упадка Киевского государства ее наследницей стала не Владимиро-Московская Русь, а Галицко-Волынское княжество, а затем – Великое княжество Литовское.

Следует признать, что современные отечественные ученые, а также представители диаспорной украинской науки (Л. Зализняк, Г. Полторак, В. Баран, Я. Дашкевич и др.) Во многом поддерживают взгляды М. Грушевского, развивая, уточняя и дополняя их некоторыми новыми положениями. Так, историк украинской диаспоры 1960-х годов М. Чубатый в книге «Княжа Русь-Украина и возникновения трех восточнославянских наций» (Нью-Йорк; Париж, 1964) утверждал, что Киевская Русь была государством не какой-то единой древнерусской народности, а государством украинский-антов, которые были господствующей нацией среди остальных восточнославянских народов. Л. Зализняк подчеркивал ведущую роль склавинов в этногенезе украинский, одновременно соглашаясь, что часть разгромленных степняками-аварами антов слилась с родственными северными соседями – склавинами – и приняла участие в этногенезе украинский. Я. Дашкевич связывал этногенетические процессы среди славянства с временами хазарского наступления и прихода норманнов (VII – IX вв.), Их результат – с зарождением украинской нации, с образованием Киевского государства стала господствующей.

Такие подходы (каждый из вышеизложенных отдельно) имеют свою специфику, хотя определяющими критериями времени зарождения украинского этноса со всеми его характерными признаками представители раннеславянськой концепции считают культурную и этноисторическую непрерывность его развития и отсутствие существенных изменений населения. Они указывают на то, что уже с самого начала нашей эры (от племен зарубинецкой культуры на Приднепровье) в ареале от современного Киева в Канев наблюдались местные этнографические черты, которые -согласие стали характерными признаками украинской бытовой культуры.

Рассматривая вопрос этнической принадлежности Киевской Руси, представители этой концепции считают, что она возникла как ранняя украинское государство. Исследователи обращают внимание на то, что это государство сначала охватывала только земли на Среднем Приднепровье, то есть не выходила за пределы территории, на которой жили праукраинцы. Лишь значительно позже она стала огромной и типичной средневековой империей, но ее государственно и консолидирующим этносом были южные русины, которые впоследствии получили этноним Украинцы. При этом, как отмечает Л. Зализняк, историческая закономерность образования политических объединений-государств заключается в том, что начинает их один конкретный этнос, которому и принадлежит это государство, несмотря на возможные расширения ее территории в будущем за счет земель других этносов.

По мнению Г. Пивторака, есть основания полагать, что уже в конце XII в. Украинская народность, в понимании ее представителями советской этнологической школы, в основном сформировалась и имела две ветви: галицко-волынской, сохранившая за собой традиционное название Русь, и надднепровскую, в отношении которого появляется название Украина. Материальная и духовная культура Украины выросли непосредственно из культуры праукраинских союзов племен и Киевской Руси. Украинский население XVI – XVIII вв. осознавала себя прямым потомком Киевской Руси. Это историческое сознание не прервали ни монголо-татарское нашествие, ни безгосударственность украинского этноса в XIV – XVI вв.

По белорусов и россиян, то они как этносы, по мнению Г. Пивторака и многих других представителей раннеславянськой концепции, образовались позже. Белорусский этнос формировался, начиная с VIII – IX вв., На землях, заселенных до прихода славян балтскими племенами. Центром возникновения и развития белорусского этноса и национальной государственности, по мнению белорусских историков, было Полоцкое княжество X – XIII вв. (В конце XI в. Полоцк первый из древнерусских городов достиг фактической независимости от киевского князя).

Сложным и противоречивым было формирование русского этноса в стратегически выгодном регионе между Средней Окой и Верхней Волгой на перекрестке больших торговых путей. Этот регион в середине I тыс. Н. е. заселяли коренные финно-угорские племена. Славянское население здесь начало появляться не ранее VIII в. Многоэтнический состав населения и своеобразие исторического процесса, который на протяжении длительного времени проходил в условиях монголо-татарского ига, привели к тому, что формирование русского этноса растянулось более чем на три века (вторая половина XII – конец XV в.).

Таким образом, как утверждают представители раннеславянськой концепции, становление русского этноса происходило далеко от Киева и всей первоначальной Руси – Среднего Приднепровья и не имеет к ней никакого отношения. В Киевскую Русь россияне причастны тем, что их земли некоторое время полуформально входили в состав этого государства. В условиях общего государства, естественно, происходили заметное разрушения племенного замкнутости, сближения и консолидация различных племен и народов. Однако степень этой консолидации и ее результаты до сих пор вызывают оживленные дискуссии.

Следует отметить, что несмотря на значительную актуальность в настоящее время ранньослоьянськои концепции происхождения украинский, она не ограничивает всех существующих сегодня в украинской историографии подходов. Так, довольно широкой поддержкой пользуется киево-русская концепция, сторонники которой, не отвергая фактор формирования украинского этноса на этапе Киевской Руси, одновременно связывают его зарождения только с предгосударственной историей (V – VIII вв.), А кроме того, признают фактор значительного переплетение культур раннеславянского общества, не отрицает влияния на культуру Киевской Руси, наряду с украинским, других, прежде всего русского этноса.

По сути эта концепция зародилась еще в 1960 – 1970-х годах (М. Брайчевский), хотя в то время (даже с учетом ее умеренного по сравнению с раннеславянских теорией направления) она не могла найти официального признания. Сегодня ее поддерживают В. Балушок, С. Конча, другие исследователи, причем В. Балушок основным индикатором появления этноса считает этническое самосознание, которая сформировалась, по его мнению, во времена Киевской Руси и привела к появлению соответствующего этнонима. Таким образом, этнос, возникает на землях Южной Руси в конце XII – начале XIII в., Является украинским, хотя им не ограничиваются влияния древнерусской культуры и сознания.

С. Конча также поддерживает эту позицию, подавая свою ориентированную на хронологический аспект, схему этногенеза. Приведем ее:

I. Предыстория украинском: 1) славянская общность – к IV – V вв. н. е., 2) большое расселения славян – V – VII вв., в результате которого произошла дезинтеграция славянской этноязычной единства.

II. Начало этногенеза украинский: 1) прекращение процесса миграции и консолидация славянских групп в рамках спивплеминностей (племен) – VIII – X вв .; 2) размывание племенных границ в эпоху относительного единства Руси – конец X – начало XII в., Фиксация некоторых языковых явлений, которые могут быть трактованы как украинские.

...
ПОДІЛИТИСЯ:

Дивіться також:
Казимир Великий