Процесс формирования украинской народности

Отдельным чрезвычайно весомым цивилизационным наследием Киевской Руси является формирование славянских народов – украинский, русских, белорусов как таковых, которые связывают свои корни с этнополитическими процессами древнерусской государственности. Рассмотрение этих процессов приобретает сейчас не только значительный вес, но и особой сложности с учетом современной политической истории трех народов. Актуальность проблемы заключается в том, что ее решения является ключом к определению наследника киеворусских культурно-исторического наследия, а сложность – в том, что решению этого вопроса мешают не только ограниченность и фрагментарность источников Киевской Руси, но и политическая конъюнктура, политико идеологической влияния по изучению истории народов в предыдущие периоды.

Так, показательно, что в советской историографии 1930 – 1980-х годов общепринятой считалась концепция зарождения и развития трех близких славянских народов с единой древнерусской народности. Такая концепция была идеологически мотивированным с учетом утвержденной на государственном уровне политики на сближение народов в рамках единой социалистической сообщества. В то же время на научном уровне эта теория заслуживала критику, поскольку, во-первых, не учитывала полиэтничность и полицентризма общества Киевской Руси как тенденций, оказывались в среде отдельных союзов племен задолго до образования государства и продолжали существовать в период феодальной раздробленности. А во-вторых, – ограничивала период формирования единой народности чрезвычайно коротким для этнополитических процессов термином – от образования Киевской Руси (конец IX в.) – До начала ее феодальной раздробленности (вторая половина XI в.).

Учитывая вышеизложенное, гораздо обоснованным считается распространена сегодня в научных кругах концепция независимого развития украинских, русских, белорусов как отдельных восточнославянских народов. Целесообразность концепции объясняется возможностью учета на ее основе этнополитических процессов, которые предшествовали и последовали историю Киевской Руси. А, кроме того, эта концепция направлена на выделение и анализ факторов, которые могут рассматриваться как предпосылки формирования народности и одновременно составляют содержательное наполнение термина «народ» или «этнос».

Да, народ (по-гречески – «этнос») – это историческая общность людей, сложившаяся на определенной территории и имеет стабильные особенности языка, культуры и психического склада, а также сознанием своего единства и отличия от других. Последнее обычно зафиксировано в этнониме (самоназвании) народа. Сформированный этнос выступает социальным организмом, который самовоспроизводящейся путем преимущественно этнически однородных браков и передачи новым поколениям языка, традиций и др. Для более устойчивого существования этнос стремится к созданию своей социально-территориальной организации (государства), а этнические группы – к своим автономных объединений, а также к закреплению в законодательстве своих прав.

Итак, среди главных составляющих понятия «народ» – территория, язык, культура, психический склад, элементы государственного устройства.

История Киевской Руси дает возможность говорить о формировании в пределах ее общества трех обособленных, а именно – украинской, русской, белорусской народностей. И хотя этот процесс не приобрел завершенный вид, его развитие на этапе Киевской Руси стал важным шагом на пути формирования трех народов, а потом и наций.

Так, в современной исторической науке четко выделяют три основных этапа процесса формирования региональной (то есть территориальной, а отсюда – культурной, языковой, бытовой, психологической) этничности определенных групп восточных славян, два из которых сталкиваются во временном измерении с историей Киевской Руси и, таким образом, свидетельствуют о начале процесса формирования отдельных народностей. Первый этап – это VI – X вв., Второй – XI – XIV вв. и третий – XV – XIX вв.

Первый этап был связан с формированием етноплеминне образований, проявляли себя в их самоназваниях. Последние свидетельствуют об осознании представителями этнических сообществ их причастности к отдельным племен, племенных союзов или субэтнических образований в составе отдельных племен. Ведь население раннесредневекового периода называло себя полянами, древлянами, северянами, дулибами, Волынью, бужанами, уличами, тиверцами, белыми хорватами, русами. Общей их названием в конце первого периода стал этноним «русь (русичи, русские люди)».

Второй этап (XI – XIV вв.) Был связан с процессом дробления государства на отдельные этнотерриториальные части, главной единицей среди которых была земля. Она представляла собой территориально-политическое образование, на первом этапе было зависящее от центральной киевской власти, а в процессе развития крупного феодального землевладения и формирование власти князей на местах (вторая половина XI – первая половина XII в.) Приобретало большей самостоятельности и даже независимости. Одной из первых и главных таких земель стала Киевщина как территориальный центр вокруг Киева, зарождался на этнической почве Руси, а значит, и территориальные ячейки вокруг других центров: Чернигова, Галича, Владимира-на-Клязьме, Смоленская, Полоцкая, Рязани и др .

Получение отдельными территориальными образованиями статуса земли фиксировалось в официальных документах – грамотах, что означало их относительную самостоятельность. Безусловно, такая самостоятельность земель была в определенной степени условным, поскольку Киев регулировал у них политическое управление, нередко изменяя с этой целью в них правителей. Об экономических связей, то они никогда не ограничивались границами земли, а выходили не только за пределы края, но и Киевской Руси. Показательны в этом смысле «торжища», открытые археологами, на киевском Подоле, которые представляли собой колонии для купцов как всех восточнославянских земель, так и земель скандинавских, византийских, германских и др. Однако продолжительность такой самостоятельности сказывалась на этнокультурных особенностях человечества, вызвав постепенное ее трансформацию как политико-территориального образования в этническую землю.

Этому способствовали и географические условия Киевской Руси как чрезвычайно большой по размеру (до 800 тыс. Кв. Км во времена князя Владимира) государства, отличалась территориальной разобщенность княжеств (леса, болота, реки) с одновременной отсутствием достаточно прочного и развитой аппарата власти и развитой инфраструктуры (транспорт, дороги) как средств связи между ними. Это не могло не повлиять на этнокультурное своеобразие этнических земель, жители которых, по словам известного этнографа XIX в. Николая Симашкевича, «считались якобы отдельной нацией и потому имели свои особые законы и обычаи, свои, так сказать, национальные права и преимущества, своих особых правителей, которые титуловались князьями, хозяевами и помещиками земли».

Кроме того, внимания заслуживает сам процесс объединения восточнославянских племен в единое государство, получивший постепенного, довольно длительного и противоречивого характера и изначально вызывал этническую регионализации Киевской Руси. Так, государство изначально охватывала только земли на Среднем Приднепровье (Киевскую, Черниговскую и Переяславской земли), которые воспринимаются сегодня как регион формирования украинской народности. На этой же территории находился и политический, экономический и культурный центр страны – Киев, который еще задолго до образования Киевской Руси проявлял тенденции геополитического центра к другим, менее развитых центров.

В 60-е годы IX в. Киевская Русь также объединяла только племена современного украинского региона – полян, древлян, южных дреговичей и черниговскую часть северян. В последней четверти IX в. власть киевского князя распространилась на полочан и смоленских кривичей, а после того, как в 882 г.. Киев захватил новгородский князь Олег, к Киевской Руси были присоединены и земли псковских кривичей и ильменских словен. Преемник Олега князь Игорь, покорил уличей и тиверцев, а в течение X – начала XII в. в Киевской Руси вошли все земли восточных славян и многих неславянских племен (финно-угорские племена – мурома, меря, весь, балтийская голядь, тюркские торки, берендеи и др.). Это превратило Киевскую Русь на неустойчивую конфедерацию «племенных княжеств», демонстрирующие, по словам исследователя М. Брайчевского. драматическое переплетение центростремительных и центробежных тенденций при сохранении особенностей их политического, социально-экономического и культурологического состояния. Последнее обусловлено и разной степенью консолидации племен и групп племен, что, объединившись в единое государственное образование, оставались центрами различных тенденций развития. Так, однородность материальной культуры памятников Северо-Западной Украины, оставленных в VIII – IX вв. летописным племенами Волыни, древлян, полян, уличей, тиверцев, белых хорватов (которых по особенностям материальной и духовной культуры – одежды, бытовых черт, языка соотносят с культурой поздней Украины), очевидно, свидетельствует о том, что их консолидация завершилась в X в. , то есть еще на этапе становления государства Киевская Русь.

Так, согласно археологическим источникам, культура праукраинских племен в XI – XII вв. представляла собой относительно монолитную целостность в отличие от культуры летописных племен лесной севере Восточной Европы, составлявших генетическую основу прабилорусив (племена дреговичей, кривичей, частично радомичив) и праросиян (племена ильменских словен, кривичей, частично вятичей и переселенцев из Южной Руси). Последние сохраняли свою этнокультурное своеобразие до распада Киевской Руси в XII – XIII вв., Тогда как культурная разница между отдельными праукраинского племенами юга начала стираться в догосударственного период в VIII – IX вв. и фактически исчезла в течение XI – XII вв.

К этому следует добавить и то, что материальная культура (керамика, строительство жилья, традиционная одежда, украшения и др.) Прабилорусив и праросиян XI – XIII вв. значительно отличалась от культуры праукраинцев как по характеру, так и по цивилизационными показателям. Это объясняется тем, что прабилорусив и праросиян формировались далеко от Среднего Приднепровья – политического и культурного центра Руси – и подвергшихся воздействию культур местных балтских и финно-угорских культурных традиций. Так, если праукраинцы отражали в своем развитии близость к византийским центров цивилизации, то прабилоруськи и праросийськи этнические особенности были продуктом их саморазвития в условиях собственных этнических территорий далеко за пределами первоначальной Руси.

Указанное дает основания некоторым современным украинским историкам (Л. Зализняк) утверждать, что Киевская Русь возникла в IX в. как ранняя праукраинская государство и лишь значительно позже она стала огромной и типичной средневековой империей от Сяна до Волги с государственно и консолидирующим этносом, таким как южные русины, то есть праукраинцы.

Такая конструкция заслуживает внимания, поскольку не противоречит тенденции на формирование других крупных политических образований: как национальных, границы которых в основном совпадают с границами соответствующих этнических территорий, так и империй, в которые входят различные народы. Сущность этой тенденции заключается в том, что начинает политические образования один конкретный этнос, которому и принадлежит это государство, несмотря на возможные расширения ее территории в будущем за счет земель других этносов. Так было не только с национальными государствами (Францией, Германией, Чехией и др.), Но и с мировыми империями (например, Византийской, Османской, Российской, в которых государственно этносами были соответственно греки, турки, русские).

Итак, анализируя этнополитические процессы Киевской Руси, следует признать, что одной из наиболее показательных черт этих процессов было существование нескольких (по крайней мере четырех) четко очерченных этнических групп, особую роль среди которых в аспекте формирования древнерусской государственности сыграла группа племен Среднего Приднепровья, которые относятся к праукраинской народности .

Следует указать и на непосредственную связь между существованием этнических групп в обществе Киевской Руси и формированием народностей как основы трех – украинского, белорусского, российского народов. В основе этой тенденции – географическая, социально-экономическая, культурологическая обособленность сначала племенных княжеств, а потом и земель, княжеств Киевской Руси, которые совпадали в этническом плане с объединением группы родственных племен; противоречивость процесса объединения восточнославянских племен в единое государство, основанного преимущественно на силовых средствах, а потому вызывал постоянные центробежные явления; неравномерность социально-экономического, политического и культурного развития отдельных земель; неустойчивость политических связей между административными центрами страны, тяготела к конфедеративного устройства и характеризовалась значительным уровнем замкнутости отдельных территориальных единиц.

Углубление этнополитического разграничения общества Киевской Руси было вызвано и феодальной раздробленностью, которая начала проявлять себя уже во второй половине XI в. вследствие роста крупного феодального землевладения, укрепление княжеской власти на местах, и, наконец, в XII в. привела к распаду единого государства на отдельные самостоятельные княжества (земли). Этот процесс продолжался в течение XIII – XIV вв., Превратив прежнее мощное раннефеодальное образования (Киевскую Русь) в конгломерат отдельных княжеств. В то же время, наряду с тенденцией разграничения, довольно четко, причем уже во второй половине XII в., Наблюдалась тенденция к объединению отдельных земель и формирования новых геополитических центров. Речь идет прежде всего о создании в 1199 Галицко-Волынского княжества,, объединившись в дальнейшем с Киевским княжеством, заложило основы Галицко-Волынского государства – наследницы политических, экономических, социальных, культурных традиций Киевской Руси, а также генетической основы формирования украинского народа , его языка и культуры.

По генетической основы российского и белорусского народов, то ими можно считать соответственно союзы Ростово-Суздальских и Полоцко-Смоленских княжеств. И если Полоцкая земля, Псковщины и Смоленщина как центры формирования белорусской этнической общности, а дальше – народности, обнаружив ранние центробежные тенденции с ориентацией на запад, не претендовали в XII в. на значительные политические влияния в пределах древнерусских земель, Суздальская и Ростовская земли с центром Владимиром на Клязьме как праросийський регион открыто конкурировали в политическом смысле с Киевом. Показательной в этом отношении политика Андрея Боголюбского, владимиро-суздальского князя (1156 – 1174), который пытался окончательно отделить Суздальскую землю от Киева, подорвать геополитическое значение последнего, образуя отдельную церковную митрополию. Если учесть, что А. Боголюбского считают основоположником будущей московской государства, то усилия князя на противодействие Киеву можно связать с формированием нового государственного объединения, ведущую роль в котором играл праросийський этнос.

Указанное дает возможность не только критически воспринять концепцию единой древнерусской народности, но и положения советской историографии об условиях разграничения этой народности на три отдельные восточнославянские ветви с определением роли в этом процессе феодальной раздробленности. Так, характерным в советской литературе является подход, воспринимает факторы феодальной раздробленности, а далее – и монголо-татарского нашествия как ведущие в выделении российского, украинского, белорусского народов в XIV в.

Объективный взгляд на историю позволяет сделать принципиально новые выводы, характеризующие этнополитические процессы Киевской Руси и обнаруживают их связь с формированием украинской, российской и белорусской народности:

• феодальная раздробленность не предшествовали процесса выделения трех славянских народов, а совпадала с ним во времени, углубляя те тенденции общества, проявляли себя на предыдущих этапах развития Киевской Руси;

• процесс формирования восточнославянских народов начал довольно четко проявляться в XII – XIII вв. и был связан, в частности, с формированием новых государственных образований, ведущую роль в которых играли праукраинский (Галицко-Волынское государство) и праросийський (союз Ростово-Суздальское княжество) этносы;

• вызревания предпосылок формирования трех восточнославянских народов в период Киевской Руси было обусловлено специфическими чертами развития древнерусского государства, особую роль в которой играла стала географическая, а далее – социально-экономическая, политическая обособленность отдельных этнокультурных сообществ;

• история Киевской Руси проявляла неравнозначность воздействий отдельных этнокультурных сообществ на процесс формирования и развития восточнославянского государства, выделяя особую роль в этих процессах прежде всего тех сообществ, которые представляли праукраинскую народность;

...
ПОДІЛИТИСЯ: