Почему гетман Павел Скоропадский летом 1918 начал экономическую блокаду Крыма?

Как известно, в крымском вопросе лидеры Центральной Рады выходили из тогдашних представлений о будущей федеративное конструкцию новой демократической России, в состав которой должны войти как Украина, так и Крым. Полуостров не считалось украинской этнической территории и его статус на переговорах в Бресте НЕ обсуждался. Только в условиях освобождения Украины от большевиков весной 1918 г.. Правительство осознало важность владения полуостровом и Черноморским флотом. Было даже предпринята попытка занять стратегические объекты в Крыму, однако немецкое командование заставило УНР вывести свои военные подразделения с полуострова.

Политика Германии в отношении Крыма не имела четкой общегосударственной определенности. В условиях войны ведущую роль играло верховное командование, в частности генерал Э. Людендорф. Крым рассматривался как стратегически важный плацдарм продвижения интересов Рейха в ближневосточном направлении и дальнейшей немецкой колонизации Причерноморья. В то же время немцы должны были считаться с позицией крымскотатарского населения, составляло треть жителей полуострова, а также с интересами Турции в этом регионе. По притязаний украинской стороны, то их не было учтено.

Придя в конце апреля 1918 к власти, гетман П. Скоропадский занял твердую позицию в отношении Крыма и Черноморского флота. На заседании Совета Министров 7 мая рассматривался вопрос о границах Украины. В принятом постановлении говорилось: «Обратить особое внимание на необходимость присоединения Крыма к Украине». 10 мая гетман направил послу Германии А. Мумму официальную ноту, в которой отмечалось экономических связях Украины с Крымом, откуда поставляется соль, вино, табак, фрукты. Указывалось, что без Крыма Украине окажется отрезанной от Черного моря. С приобщением Крыму тесно связан вопрос Черноморского флота, который из-за изношенности нет никакой ценности для Германии, но потеря его Украине станет болезненным ударом по национальной гордости украинского народа. В завершение П. Скоропадский уверял, что передача Крыма сделала бы Украину крепким и верным союзником немецкого государства.

В середине мая в Министерстве иностранных дел состоялось совещание по крымской проблеме с участием чиновников, военных и ученых. Известный юрист А. Богаевский заявил, что без Крыма Украине будет отброшена на восток и север, в объятия Москвы, а самостоятельность гетманата будет иллюзорной. Его поддержали другие участники совещания – М. Василенко, А. Галип, А. Эйхельман. Глава МИД Д. Дорошенко направил письмо немецкому и австро-венгерской посольствам об официальной позиции украинского правительства в крымском вопросе. В нем говорилось: «Стоя на принципе самоопределения, не желая нарушать воли населения, наконец, понимая различные отмены в жизни Крыма, украинское правительство считает, что присоединение Крыма может состояться на автономных основаниях».

Однако решающая роль в определении статуса Крыма все же принадлежала немецким военным. С разрешения командующего расквартированного на полуострове корпуса генерала Р. Коша в июне было сформировано местное правительство. Его возглавил генерал-лейтенант Матвей (Сулейман) Сулькевич – по происхождению литовский татарин, бывший командир 1-го Мусульманского корпуса, убежденный монархист пророссийской ориентации. В правительственном обращении к населению провозглашалась независимость полуострова до выяснения его международного положения, восстановления законности и порядка.

Руководство Украинского Государства не будут признало правительство С. Сулькевича, приравнивая его к губернского старосты и направляя документы на украинском языке. Тот прислал председателю Совета Министров Ф. Лизогубу телеграмму резкого содержания, подчеркнув, что он «староста», а глава правительства самостоятельного края и настаивает на установлении отношений на русском языке. Кстати, государственным языком в Крыму было провозглашено русский, в то же время официально могли использоваться татарская и немецкий. Руководство Крыма сразу заняло антиукраинские позиции. В частности С. Сулькевич издал распоряжение: «Ни в какие отношения с правительством Украины не вступать, а в случае получения требований от правительства Украины, такие не выполнять».

В июле 1918 г.. Украинском-крымское противостояние углубилось. По показаниям Д. Дорошенко, началось преследование украинской прессы, отказ принимать телеграммы и официальные бумаги на украинском языке, предназначенные для Крыма Украинской уездные старосты вынуждены были оставить полуостров. С. Сулькевич выдал инструкцию об обустройстве границы с Украиной, пытаясь оставить за Крымом Ченгар с соляными промыслами и Арабатской стрелки. В свою очередь украинское правительство хотел установить границу южнее Перекопа. В городе образовалось две думы и комендатуры. Нередко доходило до перестрелок между пограничный скинии. Обе стороны пытались заручиться поддержкой немецкого командования. Однако Берлин, несмотря на официальное признание украинского государства и непризнание Крыму, пытался сохранять статус-кво, оставляя оба государственных образования в качестве сателлитов Германии.

П. Скоропадский понимал большую экономическую зависимость Крыма от Украины, откуда поставлялось зерно, сахар, жиры, древесина, металл, уголь и другие товары. В середине августа Совет Министров ввел экономическую блокаду полуострова. Было прекращено железнодорожное и морское сообщение, торговые операции, почтовой связи и тому подобное. На такой шаг украинского правительства решились, используя существенные различия в крымской политике немцев с ведомством канцлера и МИД. Очевидно, была и негласная поддержка начальника штаба командования группы «Киев» В. Гренера и посла А. Мумма, для которых первоочередной задачей стало обеспечение поставок в Германию украинской хлеба и сырья, зависело от позиции гетманского правительства.

Экономическая изоляция Крыму вскоре привела к существенному ухудшению продовольственного положения населения, в Симферополе и Севастополе была введена карточная система. Под угрозой оказался урожай фруктов из-за невозможности их вывоза традиционным потребителям за пределами полуострова. На правительство С. Сулькевича начали давить промышленники, садоводы, местные органы с целью восстановления отношений с Украиной. Съезд Таврического союза мукомолов высказался за экономическое объединение с гетманатом. Симферопольская союз садоводов обратилось к украинскому и крымского правительств с призывом отменить тарифную блокаду. Представительное собрание делегатов торгово-промышленных организаций, банков, кооперативов, биржевых обществ, продовольственных управ высказалось за таможенное объединение с Украиной. Многие органы земского и городского самоуправления выступили за вхождение Крыма в украинском государства на принципах автономии. Часть пророссийски ориентированных деятелей усматривала в присоединении Крыма к Украине возможность в будущем общего транзита в восстановленной России.

Правительство гетманата также принимал меры для активизации общественно-политической жизни Украинской Крыму. В частности, поддерживалось издание газет, распространение литературы, создание культурно-просветительских центров. В конце августа состоялся первый съезд украинских организаций полуострова, который принял ряд постановлений по дальнейшему развертыванию сети национальных культурно-образовательных учреждений, украиноязычной прессы, курсов украиноведения и тому подобное. Съезд избрал координационный орган – Краевой Украинский совет в Крыму.

Несмотря на сложное продовольственное положение края, настроенность различных слоев населения на улучшение отношений с Украиной, правительство С. Сулькевича продолжал политику конфронтации. Его эмиссары в Берлине – министры Д. Сайдамет и В. Татищев – добивались от немецкого правительства давления на П. Скоропадского с целью снятия экономического эмбарго. Однако летние неудачи Германии на Западном фронте сделали ее руководство более сговорчивым относительно намерений гетманата присоединить Крым и получить Черноморский флот.

Во время государственного визита в Германию в первой половине сентября П. Скоропадский получил согласие на включение Крыма в состав Украинской Державы. В Берлине состоялась его встреча с министром крымского правительства графом В.Татищев, который, по мнению гетмана, «абсолютно изменил свои взгляды на крымский вопрос». Теперь он считал, что слияние Крыма с Украиной вполне возможно, но при условии прекращения экономического бойкота крымского правительства. Было договорено, что граф направит телеграмму С. Сулькевичу о приезде в Киев делегации для выяснения условий присоединения Крыма. П. Скоропадский телеграфировал председателю правительства Ф. Лизогубу о снятии таможенной блокады.

18 сентября этот вопрос рассматривался на заседании Совета Министров. Было принято временно прекратить таможенную войну с Крымом при условии немедленного прибытия в Киев уполномоченных лиц для переговоров. Министру финансов поручено снять таможенный досмотр грузов, направляемых на полуостров. Было оговорено, что переговоры о слиянии Крыма с Украиной должны вести соответствующие министры лично. Во исполнение этого постановления таможенный контроль на время украинский-крымских переговоров было несколько ослаблено. Окончательное решение о снятии эмбарго на поставки товаров в Крым принято 15 ноября 1918 на первом заседании нового правительства, возглавляемого С. Гербелем. Во времени оно совпало с отставкой правительства С. Сулькевича, но прекращение таможенной войны с Крымом в постановлении объяснялось «новым направлением политики Кабинета отношении России», то есть изменением политического курса Украины на федерування с небольшевистской Россией. Вопрос крымской автономии для П. Скоропадского потеряло актуальность.

...
ПОДІЛИТИСЯ:

Дивіться також:
Дружина Гіль-Родіонова