Отличия казацкой флотилия на службе Российской империи

С созданием из числа бывших запорожцев нового, Черноморского казачьего войска, в апреле 1788 началось создание Днепровской гребной флотилии, которая взяла на себя значительную часть функций, возлагаемых на российский Черноморский флот.

Конечно, она уже не состояла из старинных казацких «чаек» времен Самуила Кошки и Петра Сагайдачного. Еще в 30-е гг. XVIII в. на Хортице российские инженеры строили для запорожцев «новоманерни лодке», объединяющих казацкие судостроительные традиции с европейским опытом навигационной науки. Флотилию черноморцев составляли легкие суда – шлюпки и дюбель-шлюпки, катера, баркасы, канонерские лодки (с французского: canon – пушка). Они имели пушки и мортиры в носовой части и предназначались для боевых действий на больших реках, лиманах, частично на море. Под лодки для черноморцев стали также спешно переделывать судна изготавливались для развлечений и путешествия Екатерины II в по Днепру. Как вспоминал современник, эти суда были «конюшня, каретная и спальня для придворной челяди». Так черноморцы стали единственными среди казачьих войск Российской империи, обладавшие собственной флотилией.

В Черноморском казачьем войске сложился деление на конные и пешие полки. С пеших казаков образовали лодочную команду. Оттоди в черноморцев сложились два рода войск: конница и, говоря по-современному, морская пехота. Делом конников было боевое обеспечение основной армии, включая содержание постов на коммуникациях, доставка корреспонденции, разведка и диверсии на вражеской территории. А черноморцы лодочных команд составляли военный разновидность, приспособленный не только к бою на море, но и для молниеносного десанта на сушу. Сочетание этих качеств дало замечательные результаты при морских баталий и штурма турецких крепостей. Запорожцы в совершенстве знали северную часть акватории Черного моря, мели, глубины, особенности береговой линии Днепра, Южного Буга и дельты Дуная. Эти знания и опыт мореплавания стали очень пригодилась русскому командованию в те времена, когда Черноморский флот России только создавался. Военно-морские силы России имели крайне пестрый состав, включая корабли различных судостроительных традиций – турецкого или греческого, венецианского, французского, шведского типов. Еще задолго до блестящих побед адмиралов Ф. Ушакова и Д. Сенявина казакам С. Кошки, П. Сагайдачного и М. Дорошенко удавалось громить турецкие корабли на Черном море. Подобная характер лишь однажды выпала на долю европейских государств, когда объединенные флоты Испании, Мальты и итальянских государств в 1571 разбили турецкую армаду при Лепанто.

Во время русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Бывшим запорожцам пришлось воевать на стороне двух враждующих государств: задунайским казакам – турецкого войска, а черноморским – в составе российского. Однако в случае встречи, они старались избегать боя. В сентябре 1787 «верных» казаков отправили отразить десант задунайцев на Кинбурнской косе, однако обе стороны только имитировали столкновение; сделав несколько выстрелов в воздух, они разошлись в разные стороны. Однако в ходе дальнейших военных действий, особенно на Дунае, братского кровопролития избежать не удалось.

Форпостом турецких владений на Черном море оставался Очаков, что имел первоклассную, оснащенную французскими инженерами крепость и мощный флот. Неоднократные попытки россиян взять ее приступом не имели успеха; без перерыва происходили столкновения на море. Российский флот на Черном море тогда был разделен на эскадру парусников, базировавшейся в Севастополе, и гребной флотилии, сосредоточенную в Днепро-Бугском лимане. Во главе Лиманского флотилии стоял немецкий принц Карл Нассау-Зиген, которому подчинялись лодочные команды черноморцев. Они делились на курени, во главе каждой команды стояли казацкие полковники Иванов, Мокрый, Сухиня, Гулик, Малый. Только в команде Малого находились лодки куреня Ирклиевского из 60, Тытаревский с 41, Щербиновского из 43, Уманского из 48, Калниболотский 40, Корсунского с 41 и Роговская с 43 казаками.

Российская гребная флотилия уступала сосредоточенной под Очаковом турецкой армаде как за мореходными качествами, так и за огневой мощью. Вот поэтому большое внимание уделено переоснащению казацких лодок. Как писал Г. Потемкин адмиралу Н. Мордвинов: «Обязательно нужно придумать образ легких судов для лимана, которые могли бы ходить частично в море, неся большие пушки и мортиры». Так на казацких лодках разместили мощные пушки (в среднем 12-18 фунтов), которые занимали значительную часть их корпуса. 7 июня 1788 казацко-русская флотилия получила первую большую победу в Днепровско-Бугском лимане над флотом турецкого капудан-паши Эски-Гассана, по прозвищу «крокодил морских баталий».

Казацкой флотилии неоднократно приходилось спасать российские парусники, не могли идти против ветра и оказывались под сокрушительным артиллерийским обстрелом. Тогда казаки, привязав канатом российские корабли, на своих лодках буксировали их на стратегически выгодную позицию и совместно одерживали победу. Так же происходило и при построении российских судов в линию баталии. Легкие казацкие лодки умело маневрировали на мелководье, расстреливали из пушек и брали на абордаж неповоротливые турецкие каравеллы. 17 июня разгорелся еще один бой в лимане. По описанию кубанского историка П. Короленко, тогда «казаки сражались с турками лихо и смело. Они своими маленькими лодочками атаковали большие турецкие корабли и, поднявшись на палубы этих гигантов, с ожесточением уничтожали врага .., взяли в плен 235 турок и два флага ». Казацкие лодки, шутливо названы А. Суворовым «жучками», крушили огромные турецкие «слоны» – линейные корабли. Возможно, подплыв к такому великану, казаки из своих низких суденышек прорубали топорами его борт и так попадали внутрь. Абордажные команды турок, набранные из алжирских пиратов и известные на всю

Средиземноморья своей бешеной жестокостью, не устояли против упорства черноморского рыцарства. На следующий день большинство турецких кораблей под Очаковом превратилась в горящие факелы. И казаки понесли потери, был тяжело ранен атаман Сидор Белый. Похоронили казацкого старшины 18 июня в Александровской церкви на Кинбурнской косе, в присутствии генерала А. Суворова.

...
ПОДІЛИТИСЯ: