Какие интересы преследовала Российская Федерация, аннексировав Автономную Республику Крым?

После распада СССР «крымская ностальгия» была заметным явлением массовой русского сознания. Причем эти настроения разделяло большинство политической элиты соседней страны, даже если эта цель открыто не декларировалась. Весомыми факторами в аннексии Крыма были для России экономические, политические, идеологические, геополитические, военно-стратегические.

Экономическая цена аннексии полуострова определяется в процессе осуществления этой спецоперации. К «референдума» 16 марта 2014 российские финансисты не считали прибылей и убытков от этой сделки. Бесспорным убытком можно считать потерю Украины для Таможенного союза, вряд ли адекватно компенсируется увлечением Крыму. Этот шаг стал поводом для введения экономических санкций против приближенных к В. Путина лиц с российской политической и бизнес-истеблишмента. В то же время их отзвуком стал ряд исков против России в соответствии с нормами ВТО. Приостановление членства России в ВТО будет означать фактическое возвращение российской экономики к состоянию автаркии.

Несмотря на негативные тенденции глобальных кризисных условиях, в экономическом смысле Крым может стать важными туристическим центром. Эта идея активно пропагандируется подконтрольными Кремлю российскими СМИ. Однако реализация такой задачи вряд ли без масштабных иностранных инвестиций, которые не поступят без признания легитимности принадлежности Крыма России. Отдельный круг экономических проблем от аннексии полуострова создают имущественные противоречия между Украиной, украинскими субъектами бизнеса и частными лицами, которые пострадали вследствие одностороннего пересмотра статуса Крыма. Скорее всего, позиция российских адвокатов в международных арбитражных судах по рассмотрению экономических конфликтов базироваться на факторе «форс-мажорных» обстоятельств. Четкую аргументацию украинских претензий еще предстоит разработать.

В политическом смысле аннексией Крыма президент России В. Путин добился укрепления своей власти. Его персональный рейтинг в марте – апреле 2014 побил все социологические рекорды, начиная с показателей марта 2000 Решение на российских ультимативных условиях крымского вопроса, по мнению большинства россиян, подтвердил статус РФ как одного из полюсов силы в современной многополярной системе международных отношений. Конфронтационными действиями без оглядки на Запад Россия подала пример другим, антизападно ориентированным государствам.

Ускоренная процедура присоединения Крыма к РФ стала экзаменом для существующей системы «управляемой демократии» в России. Вертикаль президентской власти на первый взгляд подтвердила свою эффективность в кризисных условиях. Аналогично российские эксперты оценивают работу государственной пропаганды, которая в целом обеспечила массовую поддержку общественностью России действий своей власти в Крыму. Также политические интересы Кремля были связаны с «зачисткой» оппозиционного политического поля в России, которое надеялось на консолидацию и организацию новых выступлений против авторитаризма. Но крымский прецедент дал возможность переключить внимание российской общественности с экономических проблем на ура-патриотизм. Указанные настроения позволили В. Путину консолидировать вокруг себя русскую политическую и бизнес-элиту. Впрочем, открытым остается вопрос, как долго это будет продолжаться под тяжестью внешних экономических санкций.

Также отделения Крыма от Украины позволило Кремлю решить несколько политических задач на украинском направлении. Прежде всего посеять хаос в государственных структурах Украины, и без того дестабилизирована революционными и люстрационный условиями. Крым должен был сыграть роль импульса для реализации «доктрины домино» по областям юго-востока нашей страны, потеря контроля Киева над которыми обеспечит России надежный сухопутную связь с полуостровом. Указанную задачу Россия пыталась решить до президентских выборов в Украине 25 мая 2014

В процессе аннексии Крыма важную идеологическую роль сыграло имперское сознание россиян как государственно-образующей нации, представители которой занимают высокие статусные должности в государственном менеджменте, прежде всего в армии и других силовых структурах; убеждение, что русская идентичность основывается на особой евразийской социокультурной и этнополитической единства граждан России. В то же время сущность современного русского национализма – это возвращение к политике изоляционизма и антизападничества. Отсюда – стратегия «враждебного окружения», когда Россия не может жить без внутренних и внешних врагов. Ведь всегда для государственной пропаганды важно иметь конкретного противника, а не только абстрактного. Но самое важное отличие современного русского национализма от других националистических стратегий государственного и идеологий заключается в том, что он не содержит модернизационных планов развития страны.

Фактически российский государственный национализм – это путинский мобилизационный проект, потому что «энергетическая Российская империя» способна на самостоятельную модернизацию экономики, но она может существовать, только делая ставку на темные стороны русского национализма.

В идеологическом смысле крымская кризис давала возможность говорить о «защите соотечественников» за рубежом до их самоопределения в пользу присоединения к России. Крым рассматривается как «витрина» так называемого «Русского мира».

В геополитическом смысле Крым является центром Евразии, но слабой, лимитрофного (прибрежной) его зоной. Установив свой контроль над полуостровом, Россия возвращается к имперской традиции «вечной» борьбы за черноморские проливы, контролируемые силами атлантизма, которая возвращает России статус одного из мировых полюсов силы. «Яблоко раздора» – Керченский пролив – также отошла России, вследствие чего Украина лишилась открытого выхода из Азовского моря. Кроме того, Украина потеряла военно-политические стратегические позиции ни Азове. Российский монополист «Газпром» захватил газоносный причерноморский шельф, который принадлежал нашей стране. Увлечением полуострова Россия застраховала себя от дальнейшей «экспансии» НАТО на Восток. Также Крым открыл «ящик Пандоры» в процессе «геополитической декомпозиции» территории Украины.

Так враждебные намерения следует хорошо знать, напомним, что известный российский геополитик А. Дугин констатирует факт «опасности Украины как самостоятельного государства для континентальной геополитики», утверждая, что «самостоятельное существование Украины имеет смысл только в роли санитарного кордона (черноморско-балтийская федерация), ведь противоположные геополитические ориентиры не дают стране вполне присоединиться ни к восточному, ни к западному блоков ». Причем А. Дугин даже считает, что «существование Украины (в границах 1991) и в статусе суверенного государства равнозначно задаче мощный удар по геополитической безопасности России, равнозначного вторжению на ее территорию». Поэтому он делает «сакраментальный вывод»: «Дальнейшее существование унитарной Украины недопустимо. Эта территория должна быть разделена на несколько поясов, согласно гаммы геополитических и этнокультурных реальностей ». Это прежде всего Восточная Украина с «православным малороссийским населением», которая культурно, этнически, исторически, религиозно близка России. Она может быть самостоятельным регионом в союзе с Москвой. Интересно, что еще в 1997 г.. А. Дугин предлагал предоставить Крыму «особый статус с обеспечением максимальной автономии при прямом стратегического контроля из Москвы, но с учетом социально-экономических интересов Украины и этнокультурных требований крымских татар». Указанную концепцию фактически и реализованы в «конституции» Крыма, принятой 11 апреля 2014 В то же время А. Дугин считает, что «простая интеграция Москвы и Киева невозможна и не даст стабильной геополитической системы, даже если произойдет вопреки всяким объективным препятствиям», поэтому «Москва активно включаться в перестройку украинского пространства».

Крым имеет важное значение с военно-стратегической точки зрения. Причем не только по базе Черноморского флота, который теперь будет перевооружаться. Россия планирует развернуть в Крыму аэродром стратегической бомбардировочной авиации, что нейтрализовать «угрозу» европейской системы противоракетной обороны. Ни языковые, ни национальные вопросы, таким образом, были настоящей причиной агрессии. Это было чисто геополитическое решение в случае окончательного разворота Украины в сторону НАТО. Однако перспективы членства нашей страны в этой организации – результат трехстороннего диалога между обществом, властью и Пивничноантлантичним альянсом.

С исторической, стратегической, энергетической перспектив Украины занимает ключевое место в восточноевропейском регионе. Россия до сих пор воспринимается как геополитический конкурент Запада. Актуализируется геополитическое значение Балтийско-Черноморско-Каспийского пространства, в глобальном измерении сочетает Балтийский, Средиземноморский, Черноморский и Каспийский просторы. События конца 2013 – начале 2014 гг. В Украине можно рассматривать с точки зрения расширения геополитических границ Европы на восток с целью трансформации существующего режима «управляемой демократии» в России ради изменения ее нынешнего политического и экономического устройства. Российскую сторону не устраивал такой сценарий развития событий. В конце концов, в геополитике побеждает рациональность, подкрепленная большими политическими, военными и информационными ресурсами.

Речь идет о размещении на территории Крыма дополнительных военных подразделений, способных держать в напряжении потенциальных региональных конкурентов и обеспечивать России военное присутствие не только в Черноморском регионе, но и с проекцией на Ближний Восток, ведь в 2011-2014 гг. Российский Черноморский флот играл заметную роль в сирийском кризисе. Непосредственным результатом крымского кризиса стало решение НАТО об увеличении военных расходов. На горизонте появилась и угроза гонки ядерных вооружений.


...
ПОДІЛИТИСЯ:

Дивіться також:
Реформа 1979 року