Как в Ахтиярском заливе появился Севастополь?

Ахтиярскую бухту, где с северной стороны, на балке вблизи Инкермана, было крымскотатарский поселение Ак-Яр (Ахт-Яр), по ханства раз за разом использовали плавательные средства Османской империи. Последний раз 1778, когда их заставила спасаться угроза сожжения огнем артиллерии, привлеченного по указанию генерал-поручика Александра Суворова, чтобы задоминуваты над акваторией. Еще до сплошного поглощения Таврии территорий Российской государством его правительство нацелился захватить эту местность, и от 1773 там работала «описных партия» под рукой штурмана Ивана Батурина, чьи разведки настойчиво продолжили другие исследователи.

С выгодой для себя ту гавань пытался продать Екатерине ИИ Шагин Герея-хан “как обладатель законный и никому не подвластен». Он просил удовлетворить его предложение, заверив, что “не только на местном полуострове, но и на на всем Черном море подобной не найти, чтобы где-то флот лучше хранился, а служилые удобнее и спокойнее располагались». Стремился выторговать более 300 000 рублей золотом, но генерал-фельдмаршал князь Григорий Потемкин ордером начальнику своего крымского отряда графу Антону где Бальмену четко указал на силовой способ решения вопроса: «Самой ее императорского величества воля взять навсегда гавань Ахтиярську, выполнение чего и возлагаю по Вашему светлость ».

17 ноября 1782 туда зашли два 44-пушечных фрегата под руководством капитана I ранга Ивана Одинцова, направленные из Херсона генерал-поручиком Иваном Ганнибалом. Весной будущего года в тех визитеров присоединилась азовская флотилия вице-адмирала Федота Клокачева, который тщательно отчитался об освоении гаванью: «Можно иметь в ней флот до ста линейных судов, причем же природа устроила лиманы, сами собой разделены на разные гавани, то есть военную и купеческую . Когда желательно будет иметь ее императорскому величеству в здешней гавани флот, то на тождественном обосновании нужен здесь порт как в Кронштадте ». В конце концов, Г. Потемкин, в восторге отрапортовав царицы, «Ахтияр лучшая гавань на свете», обрисовал масштабную перспективу: «Петербург поставлен на Балтике, северная столица России, средняя – Москва, а Херсон Ахтиярський далеко будет столицей полуденной моей государыни».

Однако вместо названия «Херсон Ахтиярський» императрица ввела другую – «Севастополь» (в переводе с греческого «Величественный город», или «Город славный». Указом от 10 февраля 1784 об обустройстве новых укреплений по границам Екатеринославской губернии добивалась ускорения работ по строительству большой крепости, «где ныне Ахтияр и где должны появиться адмиралтейство, верфь для первого ранга кораблей, порт и военное поселение». в том же году в Севастополь, который, по свидетельству очевидцев, «довольно утвердился», из Херсона прибыл черноморский линкор, именуемый выразительным созвучию «Слава Екатерины». Убежден, что Пышная Порта никогда не смирится с потерей Крыма, Потемкин отстаивал милитаризацию полуострова под прикрытием Черноморского флота, который можно было бы активно использовать в набегах на турецкие берега. Тогда не только спроектировал в случае необходимости нанести удары « на Синоп или другие места », но и уточнил сакраментальный рисунок:« При нынешней возможности поступить внезапное нападение на столицу самого султана ».

Эта тенденция стала определяющей для судьбы новой военно-морской базы, немедленно заметили скрупулезно дипломаты при петербургском дворе. «Не более чем за 30 часов ее флаги способны замайориты на рейде Константинополя, а знамена ее армии – подняться на стенах его», записал французский посол граф Луи-Филипп де Сегюр. Когда 1785 был утвержден штаты Черноморского флота и адмиралтейства, севастопольским стали, в частности, линейные корабли «Святой Павел» и «Мария Магдалина», фрегат «Святой Георгий Победоносец». На это время развернулись ремонтные мастерские, завершилось сооружение пристани, позже наименован Графской в память о графе Марка Войновича – командующего эскадры, представленной прибывшей 1787 в Севастополь Екатерине II в.

По русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Взлелеянный в Крыму морской фактор, оказался одним из самых важных: оттоманский флот, изрядно разбитом севастопольцами, постигло едва не тотальное вытеснение с азово-черноморского бассейна. Выдающуюся роль тогда сыграл непреодолимый контр-адмирал Федор Ушаков – бывший командир линкора «Св. Павел », который длительно оставался старшим начальником в Севастополе. По его заботы были сведены портовые сооружения, казармы, госпиталь, каменные для офицеров. Росли фортификации, обогатившись береговыми батареями, – по традиции, особенно заходамиО. Суворова, который очень предусмотрительно беспокоился, чтобы город был крепко защищенным. Расширенное адмиралтейство прониклось судостроением, 1794 заложив две шхуны длиной до 24 м для гребной флотилии (спущен на воду 18 августа 1795, они взяли на вооружение по восемь орудий).

После смерти матери монархини новый самодержец Павел I воплощал неординарные личные взгляды на внешнюю политику, намислившы видения, отличные от накреслюваних ранее, и 1797 сменил наименование из Севастополя на Ахтияр. Его идеи достигали так далеко, что ради их реализации дошло до вирядження военного формирования россиян на Индию и к опеке православным царем Мальтийского ордена … Поэтому по его решению вице-адмирал Ф. Ушаков повел из Севастополя вглубь Средиземноморья 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 3 малых судна, чтобы по дороге Дарданеллы проливом добавить к ним под свое руководство и тамошнюю эскадру, а затем совместно двинуться против французских вооруженных сил на Ионическом архипелази и Апеннинах. Поход был настолько удачным, что гениальный флотоводец приобрел громкого прозвища «Стамбул-паша» и авторитета создателя Республики Семи Объединенного островов (опять-таки по покровительства Павла I). В итоге, Ахтияр встретил новый век после возвращения домой участников победоносной экспедиции, в которой не пострадали ни одно из ее судов. Путешественник Павел Сумароков 1802 охарактеризовал его «городом европейского вкуса», где население насчитывалось примерно 20000.

1804 Александр I объявил этот пункт главным военным портом Черноморского флота. Тогда Россия еще раз оказалась в антифранцузской коалиции. С Ахтияр к Средиземному морю против Наполеонапишлы 6 отрядов кораблей, доставили на остров Корфу пешую дивизию. Кроме того, с него в объединенной Средиземноморской эскадры вице-адмирала Дмитрия Синявина влились 2 линейных корабля, 2 фрегата, 6 корветов, 4 брига. На русско-турецкой войне 1806-1812 гг. Министр морских сил Павел Чичагов произвел стратегию прорыва к принадлежащей пышные Порте пролива Босфор для завладения с моря и суши Стамбулом (Константинополем, Византией, Царьградом). Главный удар намечался за десантирования 15-20 тысяч военных Черноморского флота. Так впервые предлагалось захвата зарубежной столице флотской мощью. Впрочем, выполнение планируемого не случилось, операции ограничились получением Анапы и Сухум-Кале, бомбардировкам Сужу-Кале и Поти, укреплений Геленджикский поморье. Неудачными оказались массированные атаки на Трабзон (Трапезунд).

Бесполезными были также рейды флота в поисках вражеских морских сил. Зато возникала опасность турецкого нападения на Ахтияр. В этих условиях 1810 там было покрыто 18-пушечный корвет «Крым» длиной почти 28 м, вскоре после завершения боевых действий, 1813 – 16-пушечный бриг «Мингрелия». Больше 24-пушечный корвет «Язон» виладнався 1816 В дальнейшем, в течение 1817-1820 гг., Появились 8-пушечный тендер «Дионисий», 14-орудийная шхуна «Севастополь» и 20-пушечный бриг «Меркурий», а в целом в 1827 – 18 военных судов.

1816 на мысе Херсонес заработал 36-метровый маяк. 1822 главный командир Черноморского флота и портов вице-адмирал Алексей Грейг основал «Севастопольский морской библиотеку». Весной 1826 Николай I издал указ, которым обязал подданных, чтобы город “не называть уже Ахтияр, но всегда Севастополь».

...
ПОДІЛИТИСЯ:

Дивіться також:
Проблема Данцига