Как депортировали крымских татар в 1944?

11 мая 1944 ГКО СССР принял постановление «О крымских татар», в которой подробно расписывался механизм депортации коренных жителей Крыма. Как это было практически всегда, акцию предписывалось выполнить «сталинскими» темпами – до 1 июня, а в ее ходе выселить всех (!) Татар с территории Крыма и разместить их в Узбекской ССР.

Спецпереселенцев разрешалось взять с собой личные вещи, одежду, бытовой инвентарь, посуду и продовольствие в количестве до 500 кг на семью. Имущество, здания, надворные хозяйственные постройки, мебель, приусадебные участки следовало передать местным органам власти, всю производительную и молочный скот, домашнюю птицу – органам Наркоммьясомолпрому, сельхозпродукцию – Наркомзагу СССР, лошадей и другой рабочий скот – Наркомзема СССР, племенной скот – Наркомрадгоспив СССР. Прием скота, зерна, овощей, других видов сельскохозяйственной продукции принадлежало осуществлять с выпиской обменных квитанций на каждый населенный пункт и каждое хозяйство. НКВД СССР, Наркозема, Наркоммьясомолпрому, Наркомрадгоспив и Наркомзагу СССР поручили до 1 июля предоставить СНК СССР предложения о порядке возврата по обменным квитанциям спецпереселенцев принятых от них скота, домашней птицы и сельскохозяйственной продукции. Для организации этой работы на полуостров прибыла специальная правительственная комиссия.

Транспортировка депортированных возлагалось на Наркомат путей сообщения СССР по отдельному графику. Наркомат здоровья СССР должен был предоставить для каждого эшелона одного врача и двух медицинских сестер с соответствующим запасом медикаментов и обеспечить медико-санитарное обслуживание спецпереселенцев в пути. Наркомата торговли СССР принадлежало организовать ежедневное горячее питание и кипяток на маршрутах.

Партийно-советское руководство Узбекской ССР обязывалось принять и разместить в совхозах, поселках, колхозах, подсобных хозяйствах, на предприятиях и в заводских поселках для использования в сельском хозяйстве и промышленности 140-160 тыс. Крымских татар. В каждой области УзССР формировали специальные комиссии, а в районах – «тройки», на которые возлагалась ответственность за прием и размещение спецпоселенцев, привлечения гужевого транспорта для их перевозки к местам расселения, наделение приусадебными участками, оказание помощи строительными материалами для строительства жилья. В то же время в районах расселения спецпоселенцев создавались спецкомендатуры НКВД для наблюдения за этим «контингентом».

Сельхозбанк обязывался предоставлять спецпереселенцев займа в сумме до 5000 руб. на семью сроком на 7 лет для строительства жилья на новом месте. Наркомзаг СССР должен был передать в Узбекскую ССР определенное количество муки, круп и овощей для распределения среди спецпоселенцев равными частями в течение июня, июля и августа 1944 на безвозмездной основе (в счет принятых от них в местах выселения сельскохозяйственной продукции и скота). Наркомат финансов СССР должен был ассигновать на проведение этих мероприятий 30 млн. Руб.

20 мая 1944 заместитель наркома государственной безопасности СССР Б. Кобулов и заместитель наркома внутренних дел СССР И. Серов сообщали Л. Берии о последствиях операции. Она была проведена за два дня и завершилась она будет 20 мая в 16 часов. 180014 крымских татар 67 эшелонами вывезли в восточные районы страны. Кроме того, райвоенкоматы Крыму мобилизовали 6000 татар призывного возраста, которые по нарядам с Головупраформу Красной армии вывозились в города Гурьев, Рыбинск, Самара. По указанию Л. Берии, 8000 человек (из них 5000 составляли татары) направлялись в распоряжение треста «Московвугилля».

Таким образом, в целом с Крымской АССР было вывезено 191 044 человек татарской национальности.

Во время депортации татар был арестован 1137 человек «антисоветского элемента», а всего за время операции по выселению обвиняемых в «коллаборации» – 5989 человек. В это время было изъято 10 минометов, 173 пулемета, 192 автомата, 2650 винтовок, 46 603 шт. боеприпасов, а за весь период акции по депортации жителей полуострова разных национальностей – 49 минометов, 622 пулемета, 724 автомата, 9888 винтовок, 326 887 шт. боеприпасов. Как сообщали в Москву исполнители, в ходе операции никаких эксцессов не возникало.

Депортации охватили также представителей других этнических групп, населявших Крымский полуостров. Согласно постановлению ГКО от 2 июня 1944, принудительному выселению подлежали болгары, греки и армяне, постановлением от 24 июня 1944 – местные жители Крыма турецкого, греческого, иранского подданства, которые имели просроченные паспорта других государств. К Ферганской области УзССР в соответствием с последним документом было вывезено 3652 человека (3531 – греческого, 105 – турецкого, 16 – иранского подданства).

А вообще в момент прибытия на спецпоселение было учтено выселенных из Крыма 228392 человека, из них – 224 740 согласно постановлениям от 11 мая и 2 июня 1944

Еще одним специфическим контингентом спецпереселенцев из Крыма стали женщины, обвиненные в связях с оккупантами. Крупнейшая партия их была одновременно наказан именно в Крыму. 7 мая 1944 Б. Кобулов и И. Серов обратились к Л. Берии о разрешении выселить из Крыма, помимо других контингентов, «около 1000 проституток, проживающих на курортах и в городах Черноморского побережья». Эта акция была реализована, хотя и не известно, в каких масштабах.

Уже после смерти Сталина, в июле 1953, министр внутренних дел СССР С. Круглов обратился к председателю Совета Министров СССР Г. Маленкова с ходатайством рассмотреть вопрос об отмене пожизненного спецпоселение для отдельных категорий ссыльных, в том числе и женщин, депортированных из Крыму «за связи с оккупантами». Тогда это предложение проигнорировали. Этих женщин начали постепенно освобождать, с мая 1955 одновременно запрещая большинства из них проживания в режимных местностях.

Технологии депортации огромных масс граждан были апробированы еще в довоенные годы, они стали одним из самых одиозных средств террора большевистской верхушки государства против собственного народа. Учитывая международное право их квалифицируют как преступления против человечества. Депортации сопровождались нарушением всех гражданских прав жителей Крымского полуострова, вызвали массовый посттравматический синдром и социально-экономические последствия, которые остаются преодолеть до сих пор.

Не знайшли відповідь? Задайте своє питання на сайті спільноти і ти неодмінно отримаєш відповідь. ТИСНИ СЮДИ
...
ПОДІЛИТИСЯ: