Что нам известно о Большом терроре в Крыму

На 1934 социально-экономическое положение в Крыму стабилизировалось, и это сказалось на жизненном уровне населения. Как следствие, сократилось количество осужденных за «антисоветские проявления». Очевидно общий уровень репрессий и численность арестованных в начале 1930-х годов значительно уступали показателям периода Большого террора, который вскоре наступит. Это время можно считать едва ли не самым спокойным в истории довоенного Крыма.

Большой террор 1937-1938 гг. Стал настоящей катастрофой. Волна репрессий накрыла полуостров. Если 1937 начался с преследования «троцкистов» или «двурушников», то есть по партийному признаку, то с лета гонения приобрели национальных признаков. В августе 1937 нарком внутренних дел СССР М. Ежов издал ряд приказов на «выявление врагов народа» среди поляков, немцев, латышей, румын, финнов, болгар, эстонцев, македонцев, греков, иранцев, афганцев, китайцев. По своей сути, это были прямые указания на репрессирование по национальному признаку. В Крыму их приняли к исполнению. В многоэтнической автономии было представлены практически все указанные группы населения. Начались массовые аресты. Причем нередко сотрудники НКВД проводили аресты на основании именно национальности, а уже потом «пидгонялы» обвинения. Чаще всего в документах фигурировали «шпионская деятельность», «вредительство» на производстве или в сельском хозяйстве.

Другой особенностью Большого террора было значительное количество групповых дел. Так, например, в 1937 году. В Джанкойском районе за ними проходило 8 из 10 арестованных. Выполняя указания руководства, чекисты хотели отрапортовать о «разоблачении врагов» во всех национальных группах. Показательной в этом плане было дело 12 корейцев, арестованных в декабре 1937 Поскольку они не проживали компактно, то их «собирали» по всему Крыму: в Феодосии, Симферополе, Керчи, Евпатории, Сакском районе.

В общем контексте репрессий следует рассматривать и дела иностранных подданных, которых в 1920-1930-е годы было довольно много в Крыму. Особенно это касалось крымских татар и греков. Их подвергали репрессиям и раньше, но наказанием обычно было высылке за пределы государства. Зато в годы Большого террора суды и, особенно, внесудебные органы не делали исключений для иностранных подданных. Значительные сроки заключения и высшую меру им была присуждена так же как и для советских граждан.

Волна террора истребила и большую часть крымскотатарского народа. Еще в конце 1936 органы НКВД сфабриковали дело «группы Самединова», которую по документам провели как национальную – проходили по ней преимущественно крымские татары, к тому же руководящие работники – Б. Чогар, И. Тархан, Б. Умеров, М. Бекиров, Т. Бояжиев и др. А. Самединов с 1930 занимал должность председателя правительства автономии. Б. Чогар и И. Тархан были делегатами XVII съезда ВКП (б). Всех обвиняли в принадлежности к «контрреволюционные пантюркистськои националистической организации», якобы ставила целью «свержение советской власти, отделения Крыма от СССР и восстановления буржуазно-националистического строя». Также членов «группы Самединова» обвиняли в «подрывной работе в сельском хозяйстве», «выведении из строя» в МТС комбайнов и тракторов, «искусственном занижении» урожайности спецкультур, во «вражеской практике выдвижения кулаков на руководящие должности в колхозах», чтобы «развалить »их и« восстановить единоличное хозяйство ».

Особенно ощутимыми для крымскотатарского народа стали репрессии интеллигенции. Было расстреляно много учителей, писателей, художников, композиторов. «Организации», которые состояли из «врагов народа» массово «разоблачались» в театрах, редакциях газет, радиокомитете, музеях и библиотеках, учебных заведениях. Арестовывали как педагогов, так и студентов. К примеру, в Крымском педагогическом институте среди студентов литературного факультета было «раскрыто» и арестован «троцкистскую группу». Директор института Н.Бекиров также получил 12 лет заключения.

Однако, как и у других народов, больше всего репрессии коснулись отнюдь не партийно-хозяйственную или культурную элиту. Больше всего пострадали простые беспартийные граждане. В годы Большого террора на полуострове не осталось даже мелкого села, где бы кого-то не арестовали.

Со временем маховик репрессий захватывал все новые и новые жертвы. Вскоре дошла очередь до военных. В разных местностях полуострова «разоблачались» «вражеские организации». Так, например, в Евпатории был арестован начальника курсов повышения командного состава артиллерии комбрига В. Заходера. Согласно документам судебного дела, он был «активным участником» «антисоветского военно-фашистского мятежа» М. Тухачевского. В своих показаниях подсудимый назвал фамилии тех, кого он «втянул в преступный сговор».

Следственно-судебного машина работала на полную мощность. Обвинения выносили не только судебные органы, но и специально созданные для этой цели «тройки», Особое совещание при НКВД СССР и даже «двойки» в составе наркома внутренних дел и прокурора, решение которых теоретически мог отменить только пленум Верховного суда СССР. Впрочем, на практике они считались окончательными.

С лета 1938 начали проьявлятися новые тенденции. Меньше арестов, следователи постепенно переставали проявлять непременное рвение в поисках «преступлений». На вторую половину года пришлось лишь 37% арестов.

17 ноября 1938 политбюро ЦК ВКП (б) утвердило постановление, принятое СНК и ЦК ВКП (б) «относительно арестов, прокурорском надзоре и ведении следствия». Это стало официальным началом свертывания террора. Прокуратуре было поручено более тщательно проверять реальность обвинений и постановлений о заключении под стражу. Органам НКВД «напомнили» о необходимости соблюдать уголовного законодательства. Большой террор завершался.

Убедительной статистики о количестве жертв этих репрессий не существует. Аресты 1937-1938 гг. Привели к практически полной смены руководства партией, государством, народным хозяйством, армией. По сути появилась другая управленческая элита. На место репрессированных пришло новое поколение. Как правило, это были довольно молодые люди – наркомами и директорами становились преимущественно тридцатилетние. Те, кто уже был «верно» воспитанный советскими партией и правительством.

...
ПОДІЛИТИСЯ:

Дивіться також:
Викрадення Єлени Парісом