Брестская уния. Греко-католическая церковь

После Люблинской унии межрелигиозный проблема все больше начинает находиться в центре внимания начавшись еще с XI в., Когда в 1054 г.. Произошел раскол Христианской церкви ( «Большая Схизма») на католическую и православную. С тех пор неоднократно ставился вопрос об объединении церквей через заключение совместной унии, для достижения взаимного согласия в спорных религиозных вопросах. Такой попыткой, в частности, был созван в 1439 году Флорентийский собор, где был заключен унию между Константинопольским патриархом и папой римским. Однако унию не удалось реализовать как на украинском, так и на руско-белорусских землях.

Уже в XVI в. на Тридентском соборе (1544-1563 гг.), который проводился с целью реформирования Римско-Католической церкви в результате активного распространения протестантизма в европейских странах, одним из условий к укреплению Церкви выступало сближения и укрепления взаимоотношений с Московским царством, где была доминирующей православная Церковь. Однако Москва не желала уступать собственными влиянием, поэтому попытки «договориться» оказались неудачными. В связи с этим акцент на объединение церквей перемещается на украинские земли.

В значительной степени на ход заключения унии повлияла календарная реформа Григория ХИИИ в 1582, которая только способствовала еще большему расколу между католическим и православным духовенством. До реформы все пользовались «юлианским» календарем, который был введен в 46 г. до н. за Юлия Цезаря. Интересно, что календарь был создан по египетскому образцу на основе солнечного календаря с римскими названиями месяцев. Главной проблемой календаря, собственно и обусловило в его реформирования, было то, что за 128 лет в конце выходила погрешность в одну лишние сутки. В результате, 21 марта постепенно удалялось от весеннего равноденствия и смещалось к летнему. Это влияло на проведение праздника Пасхи, которое по традиции приурочивали ко дню весеннего равноденствия. Поэтому по инициативе папы Григория XIII, была внесена поправка в календарь по подсчету дней, а именно было добавлено 10-ть дополнительных дней при переходе к новому календарю. Соответственно за буллой папы, после 4 октября наступало не 5 октября, а 15 октября. С этого дня за универсалом Стефана Батория, на территории всей Речи Посполитой вступал в действие новый григорианский календарь. Сразу же Константинопольский патриарх Иеремия призвал все церкви восточного обряда и православных епископов не переходить на нововведений календарь, а следовать юлианскому.

Не обошлось без столкновений. Зимой 1583-1584 года во Львове во время Рождественских праздников по приказу католического архиепископа было опечатано русские храмы с целью предотвратить рождественском богослужению православным населением, так как те следовали по старым календарем. Подобные столкновения происходили и в других городах, заставило Стефана Батория с целью предотвращения религиозной напряжению в государстве, выдать в 1584 году универсал, по которому григорианский календарь исключительно применялся к светским, а не религиозным делам, поэтому каждая Церковь по своему усмотрению имела право решить котором календарю следовать. Благодаря этому и за преждевременной смерти Григория ХИИИ в 1585 году, конфликт на время был исчерпан.

1589 Константинопольский патриархат признал автокефалию Московского патриархата и теперь его глава стал носить титул «патриарха Московского и Всея Руси». Не заметить явно не скрытый подтекст просто невозможно. Во словосочетание «Всея Руси» подпадали как украинские, так и белорусские земли, население которых исповедовало православие. Это событие не оминулася в Речи Посполитой, в результате чего уния получила все большую актуальность.

Нельзя обойти и такой важный факт, который помог заключению унии, как кризисные явления в жизни православного духовенства. Многие православные священнослужители были невежественными, находились на низших ступенях православного клира, все больше находились в зависимости от богатых землевладельцев, а высшие церковные священнослужители все больше сосредоточивались на приумножении богатства. Кроме этого, все большее влияние приобретали православные братства, которые ослабляли авторитет православных церковных иерархов. Такие вещи не были столь характерными католическому духовенству, которое претерпело значительные изменения в результате реформирования по нормам Тридентского собора. Поэтому заключение унии должно решить важные проблемы в православной организации и помочь восстановлению спокойствия как в религиозном, так и общественной жизни страны.

Довольно важно осознать, что в конце заставило православных и католиков сесть за стол переговоров, так как с обеих сторон были серьезные расхождения в видении условий унии. По Люблинской унии большинство украинских земель оказались в составе единого государства, поэтому в унии православное население видело объединяющий фактор, который должен еще больше сплотить украинское общество и способствовать примирению и достижению компромисса с польским католическим населением. Равенство православной и католической церкви должна прекратить межрелигиозную вражду и положить конец преследованию православного населения при сохранении православной религиозной обрядности, выдвигалось первоочередным условием в ходе униатского обсуждения. Кроме этого, подчинившись за унией Папе Римскому, Украинская православная церковь дала бы отпор посягательствам Московской, поэтому православные церковные владыки и даже шляхтичи и князья, в том числе Василий-Константин Острожский, сначала выступили за поддержку унии.

Относительно поляков, то возможность заключения унии воспринималась неоднозначно. Многие из представителей католического духовенства видел угрозу в унии, как таковой, что подорвет позиции католической церкви в государстве. Прочная украинская православная церковь не была нужна польским владыкам, поэтому несмотря на обещания в равноправии двух церквей после заключения унии, поляки все больше рассматривали униатский акт как возможность активного распространения католицизма на украинских землях. Это хорошо прослеживается в полемических произведениях польских церковников, в частности Петр Скарга призвал православных отбросить ложные идеи и признать истинную римско-католическую веру.

Среди передуниатских проектов предлагались к заключению два вида уний: универсальная и региональная.
Вариант универсальной унии прозвучал еще на Флорентийском соборе, согласно чего предлагалось объединить в одну единую Церковь Восточную и Западную. Сторонником этого варианта был известен русинский (украинский) религиозный деятель, философ, историк, писатель Станислав Ореховский, который призвал обе Церкви к объединению на равноправных началах.

По проекту региональной унии, то через предоставление Московской церкви автокефалии, она предусматривала объединение Киевской митрополии с Римско-Католической церковью без остальных православных митрополий (московской, греческой, антиохийской). Среди сторонников этого варианта унии был князь Василий-Константин Острожский, который выступил за объединение католической церкви со всеми Церквами Восточного обряда (включая московской) на основе равноправия и с сохранением православных традиций богослужения, с последующим коренным реформированием церковной жизни через распространение образования и книгопечатания. Поляки выступали за полное подчинение Восточной церкви папе римскому. Это, в частности польский кардинал Станислав Гозий и польский иезуит Петр Скарга. Так Жалоба вообще настаивал на том, чтобы православные верующие признали превосходство папы приняв католический Символ веры, однако с уступкой в соблюдении собственной обрядности и языка богослужения.

Реалистичным показался проект региональной унии, подготовку к которой и было начато. 20 июня 1590 православные владыки, а собственно Кирилл Терлецкий, Гедеон Балабан, Лев Пелчицький, Дионисий Збируйский написали письмо в Рим, где выразили о своей готовности перейти под покровительство папы римского, но при условии сохранения восточных православных традиций богослужения и православного церковного устройства.

В 1594 году Терлецкий, вновь владимиро-берестейский владыка Ипатий Потий и Бернард Мацейовский заключили «Торчинское артикулы» со своими предложениями по-заключению унии, которые были переданы в Рим. Против этого шага резко выступил Острожский, который призвал к обсуждению статей артикулов на совместном соборе духовенства и представителей шляхты, и чего собственно и не было сделано. Острожский выступает против заключения унии и призывает светских и духовных представителей в антиунийнои агитации, а полякам грозит военной силой.

Все же, 23 декабря 1595 в Ватикане состоялась церемония заключения союза (унии) между Киевской митрополией и Римско-Католической Церковью, а на 16 октября 1596, из-за значительных антиунийни настроения на русских землях, назначен церковный собор в г.. Бресте. Среди сторонников унии на соборе присутствовал в частности Петр Скарга и луцкий, львовский и Холмский католические епископы. Православное же духовенство представляли представители Константинопольского патриархата и разного клира и чина духовенство. Кроме них, в соборе приняли участие как светские, так и благородные представители. Присутствующим был и Василий-Константин Острожский со своим сыном.

Брестский собор начался без взаимопонимания между сторонниками и противниками унии, в результате чего, от 18 октября собор разделился на две части и каждая из сторон заседала самостоятельно. Так, сторонники унии находились в соборной церкви св. Николая, а противники – в усадьбе где остановились Острожские. Как результат, каждый из соборов принял свои решения, утвердил собственную каноничность и приговорил оппонентов.

Униатский собор в церкви св. Николая поддержал решение об объединении с Римско-Католической церковью и последующим подчинением папе римскому на следующих условиях, в результате чего образовалась греко-католическая церковь:

неизменность форм таинств и обрядов православного духовенства, ведения церковной службы на церковнославянском языке;
Папа Римский посвящает патриарха, а он в свою очередь – митрополитов;
представители высшего православного духовенства уравниваются в правах с католическим и получают обещанные места в польском сенате, освобождаются от уплаты налогов;
светские лица не имеют права вмешиваться в религиозную жизнь, а все храмы, монастыри и церковные владыки подчиняются непосредственно патриарху;
запрет принудительного окатоличивания православного населения, разрешение на заключение смешанных браков (между католиками и православными).
Вместе с тем, митрополит Михаил Рогоза проклял и лишил сана православных Львовского и Перемышльского епископов.

На православном же соборе анафеме подверглись сторонники унии: константинопольский патриарх Никифор отлучил от Церкви и лишил сана митрополита Рогоза и остальные униатских владык. Участники православного собора заявили о не поддержке принятой унии и выразили о своем решении всеми силами ей противостоять, что показал и князь Василий-Константин Острожский.

Акт Брестской унии

Однако, это не помешало дальнейшему принятию униатского акта. 6 епархий Киевской митрополии приняли положение Брестской унии сразу после ее определения, а 15 декабря 1596 король Речи Посполитой Сигизмунд ИИИ издал универсал о введении в действие положений Брестской унии на территории всего государства. Началась многолетняя религиозная борьба, одним из проявлений которой стало издание полемической литературы по поводу унии, как со стороны ее сторонников, так и противников.

Таким образом, Брестский собор не только не решил межконфессиональную проблему, а наоборот только углубил, так как вместо одной церкви появились уже две: православная и греко-католическая, что привело к дальнейшей борьбе Руси с Русью.

...
ПОДІЛИТИСЯ: