Военное искусство казаков в морских войнах

Смело замахнувшись на монополию Турции на Черном море, казаки не бросились в морскую войну, как говорится, стремглав. Ими двигал холодный расчет, который давал основания надеяться на успех. Казакам было что противопоставить турецкому флоту. Они справлялись в козырях и недостатках своих чаек, хорошо разбирались в технических и боевых характеристиках судов противника – галер, сандал, чаек. Казаки, можно сказать, безупречно ориентировались на местности, особенно в дельте Днепра, Дона, отмелях Днепровско-Бугского лимана, в реках и протоках Таманского п-ова. Не были секретом для казаков и условия плавания в Черном море: направления течения, роза ветров, отмели. Овладели они и непростую науку прохождения Босфора.

Казаки широко пользовались разведывательными данными, умели застичь гарнизоны крепостей врасплох, пытались отгадать такое время для своих походов, когда руки турок были связаны другими делами. Так, блестящая серия казацких походов 1614-1617 pp. происходила на фоне персидско-турецкой войны. Поэтому турки не могли отвлечь в Черное море необходимое количество галер, чем казаки и воспользовались. Практически все свои походы под Стамбул казаки совершали тогда, когда тот оставался без должной защиты с моря. Особенно показательными были походы 1621 и 1624 pp. Тогда турецкая столица вообще оказалась без флота, и султан вынужден был бросать на казаков попало.

Визитной карточкой казаков были хитрость, упрямство и упорство в бою. Противнику пришлось быстро понять, что от этих людей можно ожидать любых неожиданностей. Казаки могли выкинуть какой угодно фортель и обвести врага вокруг пальца в найпрозаїчнішій ситуации. Очень уж любили они выкинуть что-то необычное и оставить врага, как говорится, “с носом”. В ход шло все: знание психологии и повадок противника, владение многими казаками на турецком и татарском языках, хорошая ориентация на местности и тому подобное.

 

Казацкие чайки атакуют турецкую галеру

Скажем, во время знаменитого штурма Кафы в 1616 p., известие о который так поразила турок, казаки остроумно обманули местную стражу. Гетман П. Сагайдачный, узнав о том, что в крепости ждут на турецкую флотилию, сделал оригинальный ход. Казацкие чайки подплыли к Кафе ночью. Отдельные казаки своими криками на турецком языке заставили стражей поверить, что то подошла ожидаемая эскадра. Часть казаков тем временем устремилась с лестницами на стены и, перебив на противоположной стороне ошарашенных стражей, открыла ворота, через которые ворвались остальные участники похода.

Врожденные юмористы и острословы, казаки не теряли и шанса язвительно поиздеваться с врага, чем доводили его до бешенства. Так, после морского похода 1615. казаки, подплыв к Очакову, будто в насмешку сожгли на глазах у местного гарнизона захвачены турецкие галеры, после чего принялись штурмовать крепость. А в 1633 г. казаки пять дней стовбичили под Керчью ii размахивали отрубленной головой турецкого воеводы Асанбея, прозрачно намекая, что “светит” всем керченцям.

* * *

Свой талант казаки проявляли уже во время выхода в море. Вот как описывает прохождение казаками Днепровско-Бугского лимана подробный знаток казаков Г. Л. де Боплан: “Турки обычно бывают предупреждены о походе и держат в устье Днепра наготове несколько галер, чтобы не дать им выйти. Но казаки хитрее: они выходят темной ночью незадолго перед новолунием, скрываются в камышах, которые тянутся на 3 – 4 лье вверх по Днепру, куда галеры заходить не решаются, потому что когда-то там в беде. Поэтому довольствуясь ожиданием на них в устье, турки всегда оказываются неожиданностью. А поскольку казаки не могут пройти так быстро, чтобы их не заметили, то по всей стране поднимается тревога, достигая Стамбула”.

Выплыв в море, казацкая флотилия быстро пыталась доплыть к объекту нападения, если это были крепости, или прочісувала море на маршрутах торговых кораблей, если планировала поживиться чужим товаром. Бывало, украинские казаки договаривались с донцами о встрече в море, чтобы дальше действовать совместно, как в 1625 p., когда казаки запланировали поход под Трапезунд. В условленном месте недалеко от города должны были встретиться дочери, которые плыли по Дону, и запорожцы, которые отправились из Сечи. Комбинированные походы происходили в 1616,1622,1625 pp. Только настоящие “морские волки” могли позволить себе нечто подобное. Ведь такие походы требовали точного расчета и блестящего знания особенностей моря.

 

Выталкивание чайки с берега в море 

При благоприятных обстоятельствах расстояние до Босфорского пролива украинские казаки преодолевали с Днепра за 36-40 ч. им здесь способствовала течение, которая давала ускорение 43 км за сутки. Когда плыли по Дону, путь растягивался на 3,5-4 суток непрерывной гребли. От Босфора вдоль малоазийского побережья до Самсуна, Трапезунда и Синопа казаки тоже двигались по течению. Если же добирались туда из Днепра, то значительную часть пути плыли против течения. Так же против течения направлялись казаки с Днепра вокруг Крыма до Кафы и Керчи.

Любимыми для казаков местами морского боя были отмели и дельты рек. Здесь казацкие чайки имели преимущество над турецкими галерами благодаря своей скорости и маневренности. Самым большим счастьем считалось галеры посадить на мель, а затем по-казацки “разобраться” с ними.

В 1616 г., к примеру, казацким чайкам удалось заманить шесть кораблей на мель под Варной. Турки были вынуждены высадиться на берег, а казаки сожгли галеры. Во время русско-турецкой войны 1735-1739 гг. 90 запорожцев на своих лодках захватили турецкую галеру в такой способ. Сначала они “переехали па очаковский сторону напротив Кінбурпської косы, острова Березань, и заехали в камыш, в котором стоять ночь и день”. На следующий день и состоялось основное действо. Запорожцы “на море увидели судію, которое шло до Очакова из Белгорода, как напротив их порівнялося, то они, выехав из тростника, и стали грести к тому судна, и приближаясь, выстрелили из пушек… а потом из ружей и закричали, чтобы на судне подняли парус, то с судна выстрелили из ружей, а затем парус спустили, и залезли воми, запорожцы, на судно, захватили на том судне семь душ янычар, всех, которые были на том судне”.

Некоторые авторы XVII века. предвзято писали, что казаки только и делают, что слоняются возле берегов, не отваживаясь выходить в открытое море. И это несмотря на огромное количество походов к берегам Крыма и Малой Азии. На самом же деле казаки наловчились давать достойный бой в любом уголке Черного моря. Конечно, на глубинах далеко от берега техническое преимущество имели уже галеры, и для казаков было желательно, чтобы количество чаек значительно превышало число галер. В случае, когда такого преимущества создать не везло, казаки предпочитали отступать к берегам и уже там выстраиваться к бою. Если же такой маневр не удавался, казаки вступали в неравный бой, в котором сражались “как львы”, однако нередко познали горечи поражения. Временами немало казацких чаек разбрасывал и топил сильный шторм.

Во время боя в открытом море самым надежным союзником казаков была безветренная погода. Тогда благодаря скорости и маневренности чаек они смело бросались в атаку на неповоротливые галеры. В ветер казаки, не имея значительного численного преимущества, предпочитали избегать боя далеко от берега, а в штиль даже одна чайка нападала на одну галеру. Казаки использовали с выгодой для себя закат, ночь, туман, а также тот факт, что учитывая разницу в высоте судов они быстрее могли обнаружить галеры, чем турки заметить казацкие чайки.

Приближаясь к противнику, казаки стреляли из фальконетов, а затем шли на абордаж, имея надежду победить врага в рукопашном бою и рассчитывая на помощь невольников-гребцов.

В 20-30-х pp. XVII ст. казаки так отточили свое мастерство, что в основном выигрывали морские сражения. Еміддіо Дортеллі д’Асколі, префект Кафы, города, который неоднократно подвергался казацких нападений, писал, что “на море казаки сначала захватывали маленькие суда и, поощрены в спіхом, с каждым годом захватывали все большие корабли в большом количестве… ни один из кораблей, независимо насколько большим и хорошо вооруженным он не был бы, не в безопасности, если на его несчастье он встретится с ними, особенно на спокойном море”.

Г. Л. де Боплан так описывал тактику казаков в тех морских сражениях, в которых они имели численное преимущество и были той стороной, которая нападала на противника: “А когда они наткнутся на какие-нибудь турецкие галеры или другие суда, то преследуют их, нападают на них и берут штурмом. Вот как это происходит: их суда выступают из воды не более чем на 2,5 стопы, поэтому они замечают судно или галеру раньше, чем могут быть замечены сами. Далее они опускают на своей лодке мачту и определяют направление ветра, стараясь плыть так, чтобы солнце к вечеру было у них за спиной. За час перед заходом солнца они с силой гребут к судну или галере, пока не окажутся на расстоянии 1 лье, и оттуда стерегут их, боясь потерять из поля зрения. Потом где-то около полуночи (подав сигнал), они изо всех сил гребут к судну, половина команды готова к бою, только и ждет, когда судно настолько приблизится, чтобы прыгнуть на него. Те, что на судне, очень удивляются, увидев, что на них напало 80 или 100 лодок, из которых сыплются люди, сразу же захватывая корабль”.

����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������°����¯�¿�½������³����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������·����¯�¿�½������º����¯�¿�½������°...
ПОДІЛИТИСЯ:

Дивіться також:
Иван Сирко